Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Устойчивость пирамиды редко зависит от вершины, но всегда именно вершина привлекает наше внимание. Иосиф Бродский


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


02.02.2023, четверг. Московское время 15:09


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Овруцкий Л. Случай Гелия Кобелева

На декабрьских (1999 г.) выборах депутатов Госсовета по итогам двухтурового голосования победителем по Юдинскому избирательному округу №68 был признан Гелий Кобелев. За него было подано 7053 голосов, за его противника, Ивана Белова, 6396. Основываясь на этих результатах, 6 января 2000 г. ЦИК РТ вручил депутатский мандат г-ну Кобелеву.

Однако за день до этого по инициативе окружной избирательной комиссии состоялся пересчет бюллетеней по участку №153. При этом выяснилось беспрецедентно большое количество ошибок, так что результат был получен вполне предсказуемый. Оказывается, Г. Кобелев набрал всего 557 голосов (против прежних 957), а И. Белов 606 (против прежних 210). Так что по всему выходило, что, пусть и с небольшим перевесом, но победил последний.

Поскольку при повторном подсчете было совершенно множество процессуальных нарушений, на которых здесь нет смысла останавливаться, ЦИК отказался отменять свое решение от 6 января. Белов подал жалобу в Верховный суд РТ, и тот 24 января постановил: решение ЦИК о регистрации в качестве депутата Госсовет Гелия Кобелева признать незаконным, обязать ЦИК признать зарегистрировать избрание Ивана Белова.

Суд нашел, что имела место ошибка в подсчетах пачек, в которые были упакованы бюллетени. Но в протоколы заносятся результаты подсчетов голосов, а не пачек. Собственно, пачки никто не считает. Считают бюллетени, итоги заносят в протокол, а лишь затем бюллетени упаковывают в пачки. Эту последовательность суд проигнорировал. Он также не учел, что эти пачки, вопреки закону, некоторое время находились не в комиссии, а где-то в неустановленном месте. И какие там с ними проделывались манипуляции, можно только гадать.

Суд также не обратил внимания на то обстоятельство, что одни протоколы были доставлены в окружную комиссию спустя несколько часов после завершения голосования, а другие только через сутки. Например, на участке №155 проголосовало всего 96 человек. Сколько времени нужно, чтобы комиссии, состоящей из 10 членов, сосчитать и пересчитать 100 бюллетеней? То есть каждому досчитать до десяти? Час? Два часа? А они считали почти сутки. Были и другие настораживающие подробности, но о них ниже.

 

Прошло десять месяцев. 8 ноября к автору этих строк обратились два председателя участковых комиссий Юдинского территориального округа №68 – Ольга Иевлева и Наталья Цветкова. Они рассказали о том, как в ночь с 29 на 30 декабря 1999 года, когда в округе №68 закончилось повторное голосование, фальсифицировались его итоги. А в доказательство принесли пачку непогашенных избирательных бюллетеней и прочих бланков, по закону являющихся документами строжайшей отчетности (всего 694 экз.).

Из скорбного повествования двух председателей вырисовывалась фантастическая картина.

Вопреки закону после подсчета голосов вся избирательная документация свозилась не в окружную комиссию, а в офис администрации Кировского района. В комнате – «как входишь, направо, и по коридору последняя дверь слева» – ее принимал и складировал специально назначенный для этого чиновник.

Вопреки закону итоговые протоколы заполнялись карандашом.

Вопреки закону протоколы предъявлялись вышеупомянутому чиновнику, и уж он решал, кого можно отпустить восвояси, а кого пригласить на беседу с руководителями районной администрации.

Вопреки закону председателей участковых комиссий заводили по одному в кабинет одного из руководителей районной администрации, который указывал, сколько голосов, в действительности поданных за Кобелева, следует изъять и сколько голосов, будто бы поданных за Белова, вбросить. Одному из обратившихся ко мне председателей УИК предложили заменить 400 (четыреста) бюллетеней.

Вопреки закону председатели и секретари участковых комиссий, согласные с указаниями начальства, немедленно отправлялись исполнять их. И лишь после исполнения указаний заполняли итоговые протоколы, как и положено, чернилами. Каким образом эти документы, в конце концов, попадали в окружную избирательную комиссию, что располагалась в Доме пионеров, никто сказать не может.

Вопреки закону тех, кто не соглашался на заведомое нарушение закона, принуждали сделать это. В ход шли как угрозы («вам еще работать в нашем районе»), так и посулы различных материальных благ, что Уголовным кодексом РФ квалифицируется как «подстрекательство к получению взятки» (статья 290).

Картина, повторяю, казалась фантастической, но в ее реалистичности убеждала стопка бюллетеней и протоколов. Никаких намеков на то, что они были хоть как-то использованы, никаких следов прикосновений к ним руки человеческой. В том, что это подлинники, сомневаться не приходилось.

Откуда? Ведь по отчетам, которые участковые комиссии сдали в окружную, а уж та в Центризбирком, все сошлось тютелька в тютельку. Вывод напрашивался сам собой: либо дополнительные неучтенные документы тайком отпечатаны районной администрацией, либо они отпечатаны ЦИКом вместе с основным тиражом, но без соответствующего отражения в фактурах и счетах.

Кажись, не осталось в Татарстане олуха, который бы верил, что в республике возможны честные выборы. Всем известно, как это делается. Президентская администрация составляет список желательных кандидатов. Список, сопровождаемый строгими предупреждениями, спускается на места. Места начинают проводить политическую работу, то есть вбрасывать фальшивки, переписывать итоговые протоколы, давить и не пущать.

Гелий Кобелев не попал в «президентский список». Более того, он умудрился вызвать серьезное недовольство казанского мэра Камиля Исхакова. Многим памятно, что когда в Госсовете обсуждался вопрос о введении республиканского казначейства, г-н Кобелев заявил, будто против этой меры могут быть лишь те, кто заинтересован, мягко говоря, в нецелевом расходовании бюджетных денег. По ужасному заблуждению, мэр Казани принял это допущение на счет собственной администрации, славящейся бескорыстием и трепетным отношением к общественным средствам. С той поры у городской администрации появились особые причины противиться победе Г. Кобелева. Не случайно, как сообщил один из председателей-отказников, к нему на дом приезжал один из замов г-на Исхакова. «Отдай печать – остальное мы сами сделаем».

Итак, по моему разумению, речь шла о преступлении, предусмотренном статьей 142 Уголовного кодекса РФ. Статья эта называется «Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов» и предусматривает кару до четырех лет лишения свободы.

Разумеется, в такой ситуации я обязан был передать показания очевидцев и материальные свидетельства преступления в Прокуратуру РТ. 14 ноября та возбудила уголовное дело, которое было поручено вести прокуратуре г. Казани. Уже на следующий день была произведена выемка всех относящихся к делу документов.

 

Гелий Кобелев, председатель Фонда приватизации РТ, бывший депутат и председатель бюджетной комиссии Госсовета, дал интервью газете «МК в Татарстане», из которого явствовало, что он уверен: если следствие будет вестись объективно, фальсификацию доказать удастся. Однако он не исключил, что на следствие будет оказываться давление, и заявил, что считает себя безусловным победителем декабрьских выборов. «У меня на руках протоколы всех участковых избирательных комиссий и итоговый протокол окружной комиссии. На основании этих документов ЦИК и признал мою победу».

17 января завершились вскрытие изъятых мешков и коробок, а также пересчет и осмотр находящихся в них бюллетеней. Означенная процедура проводились в присутствии членов соответствующих избирательных комиссий и понятых; помимо прочих за ее корректностью наблюдали бывшие представители Белова и Кобелева в окружкоме.

Сначала считали бюллетени погашенные или, проще говоря, отмеченные в качестве неиспользованных, далее недействительные и «против всех», затем – поданные за кандидатов. В заключение проводилась сверка полученных данных с официальными, то есть с теми, что были утверждены 24 января 2000 г. Верховным судом РТ.

Надо сказать, что 25 участков округа №68 распадаются на две неравные группы. В одну входят 20 участков, где итоги голосования немедленно, еще вечером 29 декабря, актировались представителем г-на Кобелева Алексеем Колесником и председателем окружкома Александром Балякиным. В другую – пять участков, по до сих пор не выясненным причинам надолго задержавших сдачу избирательных документов и потому не подвергшихся упомянутому актированию. Читатель, имеющий представление о том, как в Татарстане проводятся выборы, естественно, предположит, что, скорее всего, нарушения будут найдены во второй группе. И окажется прав.

Председатель одной участковой комиссии заметила, что ее подпись под итоговым протоколом подделана. Член другой обратил внимание, что бюллетени по его участку погашены так (обычно ножницами отрезается уголок), что вовсе исчезли печати, и это навело его на мысль, будто использовались бюллетени чужого участка и, соответственно, чужая печать, которую затем понадобилось удалить. Как известно, искусство фальсификации требует хладнокровия, но как его требовать от мелкого чиновного народца, да еще в условиях, когда от спешки и волнения у женщин начинаются приливы, а у мужчин, напротив, тремор?

Самый сенсационный, хотя и легко предсказуемый результат принесла проверка документации участка №153 – там обнаружилось около тысячи(!!!) погашенных бюллетеней без печати и подписей членов избирательной комиссии. Показательно, что вся документация именно этого участка скрупулезно изучалась судьей Верховного суда РТ Аркадием Сычевым. С одной стороны, перед ним лежал текст закона «О выборах народных депутатов РТ», статья 30 (часть 1) коего требует, чтобы все бюллетени снабжались печатью и двумя подписями членов избирательной комиссии. С другой – тысяча почему-то разноцветных бумажек без печати и подписей. Налицо было вопиющее противоречие между фактами и требованиями закона, но каким-то сверхъестественным образом г-н Сычев умудрился его не заметить.

 

14 апреля истекло четыре отведенных следствию месяца, в распоряжении коего имелись:

1. 199 бюллетеней, все с отметкой «149 избирательный участок» и все «за» Кобелева (напомню, что согласно повторному пересчету бюллетеней Белов победил с преимуществом в 139 голосов);

2. Около 700 чистых бланков бюллетеней и протоколов, вообще-то являющихся документами строжайшей отчетности;

3. Примерно 1000 погашенных бюллетеней, но разноцветных и, вопреки закону, без печати и подписей членов избирательной комиссии участка №153.

После проведения допросов свидетелей, экспертиз и прочих следственных мероприятий прокуратура пришла к выводу об имевшей месте фальсификации. В то же время следствие не сумело очертить круг фигурантов по делу. Фальсификация налицо, а фальсификаторы отсутствуют. По моему предположению, эта парадоксальная ситуация во многом объясняется тем давлением, которому подвергалась городская прокуратура со стороны администрации г. Казани.

Подвергся давлению и сам г-н Кобелев. Президентская администрация, апеллируя к номенклатурной солидарности, требовала от него выразить удовлетворение ходом следствия и на этом покончить дело. Если с первым, скрепя сердце, Кобелев был готов согласиться, то от второго решительно отказывался. «Непонятно, почему, если вы правы, президентская администрация давит на вас, а не на вашего оппонента», – спросил один журналист. Ответ гласил: «Я тоже этого не понимаю».

Как бы то ни было, у прокуратуры появились основания, чтобы обратиться в Верховный суд с просьбой пересмотреть свое решение от 6.01.2000 в связи с «вновь открывшимися обстоятельствами». В заявлении прокурора РТ указывалось, что мотивы судебного решения являлись правильными на момент его вынесения, но при этом они основывались на итогах пересчета голосов по участку №153. Между тем это само по себе не исключает возможности нарушений законодательства при подсчете голосов по другим участкам округа N68, что могло повлиять – и повлияло – на итоговые результаты.

Определением ВС РТ от 27.07.01. заявление прокурора было оставлено без удовлетворения. Эта позиция была поддержана также Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ. При этом последний исходил из того, что факты фальсификации, установленные прокуратурой, не являются вновь открывшимися обстоятельствами по данному делу, так как в январе 2000 г. суд выяснял результаты голосования лишь по 153 участку. Иными словами, результаты голосования по другим участкам к данному делу отношения не имеют.

Таким образом, несмотря на явную фальсификацию итогов выборов, добиться пересмотра решения суда не удалось, и г-н Белов по-прежнему занимает в Госсовете место, которое, если считаться с волей избирателей округа №68, ему вряд ли принадлежит.

 

Не будучи юристом, автор не берет на себя смелость давать рекомендации, однако, он полагает, что вправе, основываясь на судебных вердиктах, указать на упущения, совершенные командой Гелия Кобелева. Возможно, это послужит полезной информацией к размышлению для будущих избирательных кампаний.

1. Несмотря на то, что решение окружной избирательной комиссии о повторном пересчете бюллетеней по участку N153 было принято со многими отступлениями от закона, оно не было обжаловано.

2. Пересчет был также проведен с отступлениями от закона, но также, как и повторный протокол, не был обжалован.

3. Если ВС РТ при рассмотрении дела 6 января 200 г. не обратил внимания на погашенные ненадлежащим образом бюллетени и прочее, то это должен был сделать, заявив соответствующие ходатайства о назначении экспертизы, представитель команды г-на Кобелева.

4. Окружная комиссия, по результатам пересчета бюллетеней, приняла решение о победе Белова, однако это решение комиссии осталось не оспоренным.

5. Ни в 2000-м, ни 2001-м годах процессуальные возможности обжалования не были использованы полностью, всякий раз оно завершалось кассационной инстанцией.

6. Быть может, в данном случае было бы правильным приближаться к поставленной цели последовательно. То есть сначала, основываясь на выводах следствия, обжаловать итоги выборов по тем участкам, где обнаружены фальсификации. Затем, отталкиваясь от вошедших в законную силу вердиктов по отдельным участкам, ставить вопрос об отмене решения ВС РТ от 6.01.00. Конечно, это значительно замедляет процесс, однако, лучше медленно выиграть, нежели быстро проиграть.

7. Наконец, сейчас, после известного определения Конституционного суда России, появилась возможность ставить вопрос не о победе того или иного кандидата, но об отмене итогов выборов по округу №68 в целом. Подобный иск мог бы быть вчинен любым избирателем этого округа.

Лев Овруцкий

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2023  Карта сайта