Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Нищему пожар не страшен. Древняя мудрость


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


02.02.2023, четверг. Московское время 15:43


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Мансурова Г. Выборы в Татарстане: особенности жанра

Для большинства россиян в последнее десятилетие выборы стали привычной формой участия в политической жизни. На протяжении этого периода избирательная система постоянно изменялась, оказывая существенное влияние на характер избирательного процесса, как с позиции политической агитации, так и способов участия граждан. С другой стороны, избирательный процесс в различных субъектах Российской Федерации варьируется в зависимости от традиций политической культуры и действий местных политиков и администраторов. В этом смысле, социально-политическая ситуация, сложившаяся в последнее десятилетие в Республике Татарстан, представляет особый интерес.

Во-первых, Татарстан традиционно рассматривается в электоральном российском пространстве как манипулируемый регион, власти которого активно практикуют многочисленные фальсификации в ходе избирательного процесса. Во-вторых, Президент Шаймиев воспринимается, особенно на общероссийским уровне, как политический лидер, обладающим безграничным административным ресурсом. Сложилось мнение, что управляющий Республикой клан Шаймиева держит избирательный процесс под жестким контролем, что позволяет ему и его подручным, цинично игнорируя законодательство о выборах и права граждан, произвольно наполнять властные структуры своими приверженцами. Проблема заключается в том, что «клан Шаймиева» — образное выражение, не совсем точно описывающее группировку номенклатуры, персональный состав которой, надо сказать, динамично меняется. Президент не связывает себя отношениями личной дружбы и, тем более — зависимости, со своими сотрудниками. За время своего правления он не раз кардинально и без видимых сожалений расставался с администраторами разного уровня. Динамичная ротация элиты позволяет Шаймиеву на любых политических поворотах формировать эффективную команду, обеспечивающую проведение выгодного ему курса. Устав решать загадку непотопляемости Шаймиева («бабая», как именуют его средства массовой информации республики), Центр согласился с предложенной республиканской элитой версией тотального контроля, осуществляемого руководством Татарстана за политическим процессом в регионе и, положившись на региональную элиту, счел за благо не вмешиваться в течение дел в Республике. А лидер суверенного Татарстана в последнее время демонстрирует редкую лояльность политике московской администрации.

Республиканская властная вертикаль, между тем, формируется на основе заложенных в Конституции России и Конституции Республики Татарстан избирательных норм, содержание которых не оставляет сомнения в их демократическом характере. Можно ли говорить о прямом и систематическом подлоге результатов голосования, применительно к выборам в Татарстане? Как показали результаты последних выборов депутатов государственных и муниципальных органов власти в РТ в отдельных случаях администрации не в состоянии противодействовать консолидированному волеизъявлению населения. Так, например, жители Чистопольского административно-территориального районного округа в 1999 году отказали в доверии действующему главе администрации. В результате власти были вынуждены назначить нового главу и провести повторные выборы.

С другой стороны, разоблачение махинаций на выборах нельзя свести к обнаружению конкретного места, где в определенное время подделываются избирательные бюллетени. Такие «топорные» технологии используются лишь в крайних случаях и все чаще становятся достоянием СМИ и общественности. Это оборачивается судебными разбирательствами. И даже если торжество справедливости не всегда бывает их итогом, татарстанская бюрократия начала побаиваться напрямую переступать через собственные, а в последнее время, и российские - законы.

Не законченное до сих пор судебное дело Кобелева — Белова, истоки которого находятся в первом туре парламентских выборов 1999 года, вскрывает массу нарушений избирательного законодательства, которые добавят изрядное число темных пятен на уже запятнанный мундир районных администраций. В настоящем сборнике вы найдете подробный обзор состояния этой судебной тяжбы на сегодняшний день. За день до голосования был снят с регистрации кандидат в Госсовет РТ по Кремлевскому избирательному округу города Казань Камиль Шайдаров, редактор газеты «Новая Вечерка» за нарушения правил агитации во время кампании.

В ходе парламентских выборов 1999 года граждане довольно активно обращались в Центральную избирательную комиссию Республики Татарстан и судебные инстанции в связи с нарушением своих избирательных прав. В ЦИК было подано 300 жалоб (из них в связи с нарушениями прав граждан во время выборов в Госсовет РТ — 192) значительная часть из них была удовлетворена. В Верховный Суд Татарстана было 28 обращений, причем полностью или частично были удовлетворены 4 иска.

Говоря о предвыборной кампании главного претендента на республиканских президентских выборах 2001 года, можно вести речь о политике тотального и систематического зомбирования потенциальных избирателей, которое перед выборами становится лишь более активным, что позволяет шаймиевской администрации использовать ширму так называемой крейсерской избирательной стратегии. Под этим понимаются такие приемы в ходе кампании, когда политическая реклама доносится до избирателя равномерно, без массированных ударов в начале и конце избирательной гонки. Как правило, такую стратегию используют известные или популярные политические лидеры, стремясь сокрушить своими успехами конкурентов и союзников.

С момента избрания Президентом и до сегодняшнего дня Шаймиеву неизменно удавалось разгромить оппозицию уже на дальних подступах к депутатским мандатам. О притязаниях на президентское кресло «бабая» его соперникам нечего было и мечтать.

То обстоятельство, что М. Шаймиеву удается контролировать политический процесс в Татарстане, постоянно и умело используя административный ресурс, оказавшийся в его распоряжении, не вызывает сомнения. Вопрос в том, как это делается. Способ формирования позитивного имиджа, избранный нынешним Президентом Татарстана, превращает его в весьма опасного противника для любого потенциального оппонента. Однако дело не ограничивается созданием такого образа: в тех случаях, когда его оказывается недостаточно, на помощь приходят административно-организационные методы получения голосов избирателей.

Российских граждан, в целом, отличает достаточно высокая политическая активность. Но даже на общероссийском фоне татарстанцы проявляют невиданное политическое рвение. Почти поголовная явка на участки для голосования сама по себе вызывает подозрение, особенно если учесть, что болезненно высокой политической активностью отличаются жители сельских районов республики в которые наблюдатели, как правило, не добираются. Например, в Aктанышском районе, родине Шаймиева, на выборах Президента Татарстана в 2001 году на участки явилось 99,67 процентов избирателей, а поддержали кандидатуру Шаймиева 97,3 процентов избирателей). В поволжской глубинке, вдали от политических страстей живут крестьяне, которым в Татарстане по-прежнему позволено не работать и воровать в неограниченных количествах. Президент направляет в деревню существенную долю средств из республиканского бюджета, что способствует формированию чувства признательности к властям у селян, прежде всего у председателей колхозов и работников районных администраций. Взамен этого от них требуется только обеспечить получение нужных результатов на выборах. Представители номенклатуры, используя политическую индифферентность населения, формируют позитивный имидж существующей власти, используя любые приемы, начиная от голословных заявлений о более высоком уровне жизни татарстанцев по сравнению с жителями других российских регионов и до сравнения мирной жизни в Татарии с военными действиями в Чечне. В итоге усилий бюрократии в Татарстане сложилась «административно-пропагандистская» модель управления избирательным процессом, который во многом сохранил характеристики советской электоральной традиции. Эта модель в приемлемой для власти формулировке выглядит так: население, увлеченное хозяйственными проблемами, предоставляет политикам делать все, что им вздумается, ассоциируя свою спокойную жизнь с личностью «вождя».

Однако данная модель постепенно начинает исчерпывать свой потенциальный политический ресурс. Полной неожиданностью для руководства явилось появление в республике протестного электората. Это новое явление в политической практике республике, так как к городским гражданам присоединились и деревенские жители, традиционно голосующие «как надо». В частности, на выборах депутатов Госсовета в 1999 г. повторные выборы состоялись в 26 округах (явка избирателей от 26% до 53%, в первом туре явка по республике составила 74%). В трех округах — Чистопольском, Арбузовском , Сафиуллинском выборы были призваны недействительными, а в Бутлеровском, Чуйковском и Ямашевском выборы не состоялись. Новым для Татарстана является и то обстоятельство, что в республике представители правых сил впервые после выборов 1993-1994 г. взяли 5% барьер. Вспомним, что «Яблоку» никогда не удавалось достигнуть этого в Татарстане. Успех «Союза правых сил» можно объяснить профессиональным использованием избирательных технологий и привлечением на свою сторону студенческой молодежи. Сюда же надо причислить и активную поддержку блока предпринимателями республики, так называемой «буржуазной интеллигенцией», придерживающейся либеральных ценностей. В 1999 году предприниматели приняли активное участие в избирательной кампании на всех уровнях власти: они составили шестую часть от общего числа кандидатов в Госсовет.

Всего на выборах в местные органы власти 1999 года было зарегистрировано 2 тысячи 76 кандидатов, из них в Государственный Совет РТ 488 человек, 170 по административно-территориальным округам, 318 — по территориальным. 186 кандидатов были выдвинуты от собрания по месту жительства (85 были избраны), 63 — по месту работы, от политических партий и движений было зарегистрировано 99 кандидатов, 44 от Компартии (двое избраны), от блока «Равноправие и законность» — 11 (стал депутатом 1 ), от «Отечества» — 23, в порядке самовыдвижения — 140 человек (избраны трое).

Обратимся к анализу последней избирательной кампании президента РТ в марте 2001 года. В отличие от выборов 1996 года, президентские выборы 2001 года имели ряд знаковых отличий. Во-первых, в «особой зоне», коей является Татарстан, прошли первые альтернативные выборы президента. Причем, если на предыдущих выборах ЦИК получил четкое указание не регистрировать никого, кроме действующего президента, то в 2001 году, напротив, ЦИК принимал заявления от всех желающих. В результате в списки возможных претендентов попали многочисленные пенсионеры, обмотчики и водители, бомжи и даже лица с уголовным прошлым. На этом фоне Шаймиев, выдвинутый по просьбе трудящихся! (остальные шли как самовыдвиженцы или представители политических партий) уже в начале кампании получил некоторое преимущество в избирательной гонке.

Оценивая особенности данной кампании, надо отметить ее удивительную пассивность, практически полное отсутствие какой-либо информации о кандидатах на президентский пост. Соперники действующего президента выбрали избирательную стратегию, известную политтехнологам как «стратегия быстрого финала», когда основной агитационный удар по избирателю наносится в последние дни перед выборами. Для них это было, видимо, вынужденное развитие событий в силу краткости кампании и ограниченности ресурсов кандидатов. Однако пассивными этих кандидатов мы назвать не можем. Так представитель коммунистов Р. Садыков совершил поездки с выступлениями в не один десяток сельских районов.

Трудно предположить, что избирательная кампания самого президента имела четко продуманную стратегию и концепцию (избирательный штаб Шаймиева занимался имитацией активной деятельности). Президент выбрал, не мудрствуя лукаво, наиболее оптимальную и проверенную тактику борьбы: постоянные поездки по республике, встречи с народом, раздача бесчисленных обещаний и подарков. При этом активно использовалась формула «Добрый царь и злые бояре», так как с появлением президента все недостатки немедленно исправлялись. На этом фоне противники с помощью государственной прессы подвергались беспощадной критике, с использованием при этом довольно грязных приемов. Результат «крейсерской стратегии» налицо. Хотя Шаймиев не победил столь оглушительно, как в 1996 году, но и цифра 79% также внушительна.

Последние выборы также продемонстрировали активное участие молодежи и людей среднего возраста, особенно среди предпринимательских кругов. То обстоятельство, что предприниматели (пока еще робко) устремились в органы политической власти свидетельствует, с одной стороны, о легитимации существующей политической системы, а с другой - указывает на то, что сложившаяся политическая традиция не удовлетворяет экономически активное население, которое, в отличие от простых крестьян, адекватно осознает свои политические интересы. Этот процесс представляет, пожалуй, наибольшую угрозу, сложившейся в Республике Татарстан схеме управления: устав от бдений в приемных, предприниматели стремятся самостоятельно представлять свои интересы в коридорах власти.

Пришествие бизнеса в политику ознаменовалось и развитием собственно политической рекламы. Начало 90-х годов можно обозначить как романтический период политической рекламы в России: отсутствие технологий, низкое качество рекламы, помощь энтузиастов, а не профессиональных имиджмейкеров. На выборах в Госдуму в 1993 году лишь одна телекомпания «Эфир» (тогда еще частная) предприняла смелую попытку показать теледебаты кандидатов в депутаты. Тогда это был определенный прорыв в рамках избирательных технологий в республике, и данный опыт до сих пор является мало освоенным.

В целом, сравнивая развитие политических технологий в России и в республике, надо отметить, что Татарстан значительно отстает в этой области по сравнению с другими российскими провинциями. Конечно, определенный прогресс налицо. На выборах в 1995 году в Госсовет РТ качество рекламной продукции внушало ужас: плохая бумага, откровенные глупости в тексте, жуткие фотографии из серии «их разыскивает милиция», - вот далеко не полный перечень рекламных ошибок. Выборы-99 года продемонстрировали, что наиболее продвинутые кандидаты осознали необходимость обращения к профессиональным имиджмейкерам. Большинство кандидатов имело собственные слоганы, которые, учитывая специфику местных выборов, не были политизированными: «Бауманцы голосуют за бауманца», «Политику-политикам. Я занимаюсь вашими проблемами», «Жителям района - реальная помощь», «Все кандидаты обещают, а Чубаренко уже сделал», «Просто Я ХОЧУ помочь» и др.

В тоже время вместе с ростом профессионализма в области политической рекламы в кампании 1999-2001 года удивлял размах так называемого «черного пиара». По всей видимости, сказалось влияние общероссийской думской кампании 1999 года. Какие только грязные приемы не использовали кандидаты для своей победы: и попытку зарегистрировать кандидатов с одинаковыми фамилиями, и откровенную клевету, и раздачу подарков и просроченных лекарств, и превращение теледебатов с кандидатами в президенты республики в 2001 году в откровенный балаган, показ на государственном телевидении материалов, компрометирующих соперников, и др. Закономерно, и это не секрет для имиджмейкеров, кандидаты, злоупотребляющие черными технологиями, как правило, не побеждают на выборах.

Таким образом, можно констатировать, что политические манипуляции в Татарстане носят характер своеобразных политических «шалостей» и именно так воспринимаются федеральным Центром. Снисходительное отношение Москвы к нарушениям гражданских прав в Татарстане, по существу, является той базой, на которой покоятся все административно-избирательные инициативы «бабая».

Сейчас перед политической элитой республики стоит не менее сложная, чем в 70-80 годы задача: обеспечить плавный отход с занимаемых политических высот в свете последних федеральных реформ российского руководства, сохранив при этом в своих руках большинство рычагов экономического влияния. На практике это будет означать попытку повторного запуска сценария конца 80-х годов — ни на что другое местная элита уже не способна. Однако результаты последних выборов показали, что «новая татарстанская сделка» может уже не состояться, если население республики не ощутит на себе особой любви и заботы со стороны республиканского руководства. Это и послужило причиной беспокойства президента на последних выборах, ясно понимающего, что в будущем цикле результаты голосования в лучшем для него случае можно будет лишь слегка «подправить». Написать все с чистого листа уже не получится, особенно на фоне последних событий, связанных с баталиями вокруг приведения в соответствие местной конституции с общероссийской.

Гузель Мансурова
доцент, кандидат политических наук

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2023  Карта сайта