Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Свою судьбу нужно выбирать свободно и так же переносить и осуществлять. Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1830), немецкий философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


02.02.2023, четверг. Московское время 16:38


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Зазнаев О. Как определяется победитель на выборах?

(Избирательные системы в зарубежных странах, России и Татарстане)

Всякие выборы, как известно, завершаются определением результатов голосования и выявлением победителей. Для этого применяются специальные избирательные системы, то есть установленные законом способы распределения мандатов между кандидатами или политическими партиями по результатам выборам. По оценкам зарубежных специалистов, насчитывается более 300 видов избирательных систем (многие из них отличаются друг от друга несущественно) - реально существующих в мире и потенциально возможных. Однако, несмотря на такое разнообразие, можно выделить два основных типа избирательной системы - мажоритарную и пропорциональную. Их комбинация приводит к созданию еще одного типа - смешанной избирательной системы, при которой часть депутатов парламента избирается по мажоритарной системе (75%, 50% или 25%), а другая часть - по пропорциональной системе. Кроме того, существует целый ряд сложных избирательных систем - система преференций (где избиратель должен выбрать не только между списками партий, но и между кандидатами внутри самих списков), панаширование (когда избиратель выбирает как конкретный список партии, так и кандидатов из разных списков) и пр.

Мажоритарная система (от фр. majorite - «большинство») предполагает, что для избрания кандидат на мандат депутата или на иную выборную должность должен получить большинство голосов избирателей в избирательном округе (при выборах в парламент) или в масштабе всей страны (на президентских выборах). Мажоритарная система - старейшая система: выборы в первые парламенты (Англии, Польши, Венгрии и др.) проводились именно по этой системе. Применительно к парламентским выборам вся страна делится на примерно равные по числу избирателей округа, причем от каждого округа обычно избирается один депутат (хотя могут быть созданы и многомандатные округа). Эта система имеет несколько разновидностей. Наиболее распространены в странах мира две разновидности - мажоритарная система абсолютного большинства и мажоритарная система относительного большинства.

Мажоритарная система абсолютного большинства (используется в России, Франции и на ранее зависимых от Франции территориях) предусматривает, что для избрания необходимо получить 50% голосов плюс 1 голос от числа принявших участие в выборах избирателей или от числа избирателей всего округа. Если никто из кандидатов не наберет необходимого абсолютного большинства голосов, то через одну-две недели проводится второй тур. Во втором туре участвуют либо два кандидата, набравшие наибольшее число голосов в первом туре, либо кандидаты, получившие установленный законом процент голосов (например, 12,5% на выборах в парламент Франции). Победителем во втором туре считается тот, кто наберет больше голосов, чем его соперник. Иногда устанавливается определенный минимум избирателей, явка которых к урнам является условием для того, чтобы выборы считались состоявшимися (например, не менее 50% на выборах Президента РТ).

В России на основе мажоритарной системы абсолютного большинства избираются Президент РФ, президенты республик в составе РФ (в частности, президент Республики Татарстан), главы исполнительной власти других субъектов РФ, многие региональные парламенты.

К преимуществам этой системы относят то, что она дает меньше искажений по сравнению с другими системами, в частности, по сравнению с мажоритарной системой относительного большинства. Недостаток этой системы связан с тем, что при наличии нескольких кандидатов редко удается кому-то из них получить более 50%, а, следовательно, возникает необходимость проведения второго тура выборов, что влечет дополнительные финансовые затраты.

В 1996 году выборы Президента РФ проходили в два тура. В первом туре ни один из 10 кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов. Было проведено повторное голосование, в результате которого Б. Ельцин получил 53,8% голосов, а его соперник Г. Зюганов - 40,3%. В 2000 году выборы Президента РФ прошли в один тур: уже в первом туре В. Путин получил 52,9% голосов. Все выборы Президента РТ проходили в один тур, так как в 1991 и 1996 гг. М. Шаймиев был избран на безальтернативной основе, а в 2001 году - на альтернативной основе при значительном отрыве от своих соперников, набрав около 80% голосов избирателей.

При мажоритарной системе относительного большинства, которая применяется в настоящее время в 43 странах мира (Великобритания, Канада, США и др.), избранным считается тот кандидат, который в округе набрал больше голосов, чем его соперники. Эту систему американцы окрестили системой, при которой «победитель получает все». В России выборы в Госдуму РФ проходят по смешанной системе, в соответствие с которой половина депутатов (225) избирается на основе одномандатной однотуровой системы относительного большинства.

Сторонники мажоритарной системы относительного большинства полагают, что она обладает целым рядом преимуществ по сравнению с другими системами.

Во-первых, поскольку выборы проводятся в один тур, то эта система всегда результативна и поэтому экономна. Избиратели избавляются от необходимости повторно идти на избирательные участки, что всегда обременительно (от частых выборов избиратели «устают»), а государство не тратит средства на организацию и проведение еще одного голосования. Однако следует заметить, что это преимущество ощутимо, прежде всего, при системе голосования, когда выборы признаются состоявшими при любой явке избирателей (такая система существует, например, в Великобритании на выборах в палату общин британского парламента). В России же установлен порог явки для избирателей: выборы признаются состоявшимися, если в них приняло участие не менее 50% избирателей на выборах Президента РФ и не менее 25% на выборах депутатов Госдумы РФ.

Во-вторых, принцип, положенный в основу этой системы прост и понятен: каждый избиратель имеет один голос, и победит кандидат, набравший простое большинство голосов. При пропорциональной системе избиратель голосует уже не за кандидатов, а за партийный список, что значительно осложняет его выбор.

В-третьих, мажоритарная система относительного большинства способствует формированию прочных связей между депутатом и избирателями. Последние могут направить свои жалобы прямо своему депутату. Будучи избранным от округа, депутат представляет всех избирателей этого округа, а не только тех, кто за него голосовал. Таким образом, интересы всех избирателей представлены в парламенте.

В-четвертых, сторонники мажоритарной системы относительного большинства к одному из основных преимуществ этой системы относят то, что она лучше обеспечивает необходимую для любого государства стабильность и управляемость. Сторонники этой системы подчеркивают, что победившая партия способна выполнить свою предвыборную программу без вмешательства других партий (без создания коалиций) и успешно реализовать обещания, которые она дала избирателям накануне выборов. Победившая партия получает мандат на выполнение своей программы, и, следовательно, несет всю полноту ответственности за ее реализацию: в случае невыполнения программы на следующих выборах избиратели будут голосовать за другую партию.

Наконец, в-пятых, эта система работает уже долгое время и показала свою эффективность, в отличие от других избирательных систем, которые являются «молодыми».

Недостатками мажоритарной системы относительного большинства считаются следующие моменты. Первым и, пожалуй, самым большим недостатком является то, что в результате выборов теряются голоса, поданные за других кандидатов. Как показывает практика многих стран с мажоритарной избирательной системой относительного большинства, до 70% голосов в каждом округе пропадают: избиратели, проголосовавшие за проигравших кандидатов (чего они, естественно, не знали в процессе голосования) никак не представлены в парламенте.

Во-вторых, практически всегда оказывается, что кандидат или победившая партия фактически представляют меньшинство, а не большинство избирателей. Если в округе большое число кандидатов (а иногда их бывает на одно место 10 и более), то, как показывает опыт, победителем может быть кандидат, набравший 10%, а то и меньше голосов избирателей.

Оказывается, что партия, получившая большинство мест в парламенте (а в условиях парламентской системы власти такая партия формирует правительство во главе с премьер-министром), крайне редко получает большинство голосов избирателей в целом по стране. Поскольку победитель определяется в каждом округе отдельно, то происходит потеря голосов избирателей, поданных за другие партии, суммируя которые в общенациональном масштабе, можно получить довольно весомую цифру. В XX веке в Великобритании было только два случая, когда партия-победитель получала абсолютное большинство голосов (50,3% в 1900 году и 55% 1931 году). На двух последних общенациональных выборах лейбористам во главе с Тони Блэром не удалось получить абсолютного большинства голосов, хотя эта партия пришла к финишу первой. На выборах 1997 года лейбористская партия завоевала 63% мест в палате общин, однако за кандидатов от этой партии проголосовало 43% избирателей - как видим, менее половины. На последних выборах в британский парламент, состоявшихся 7 июня 2001 года, лейбористы вновь получили 63% мест в нижней палате британского парламента, но за них проголосовало 40,7% избирателей в целом по стране. В 1974 году на выборах в британский парламент большинство голосов избирателей в целом по стране завоевали консерваторы, но большинство мест в палате общин парламента досталось лейбористам: за лейбористов отдали голоса 37,2% избирателей и они получили 301 место (и сформировали кабинет), в то время, как за консерваторов проголосовало 37,9% избирателей, и они получили 297 депутатских мандатов. В Канаде на выборах 2000 года либералы получили уверенное большинство в парламенте - 57% от общего числа мест палаты общин, но в целом по стране за них отдали голоса 41% избирателей, что значительно меньше половины.

Искажаются результаты голосования в масштабе всей страны: число мест, полученных в парламенте каждой партией, не пропорционально числу голосов, полученных этой партией в целом по стране. Возникает диспропорция между количеством мест, полученных партиями в парламенте, и числом избирателей, проголосовавших за эти партии в целом по стране. Так, на выборах в канадский парламент 2000 года за Новую демократическую партию в целом по Канаде проголосовало 8,5% избирателей, и она победила в 13 округах, и соответственно, получила 13 мест в палате общин. Прогрессивно-консервативной партии отдали свои голоса 12,2% избирателей, но она получила меньше мест, чем Новая демократическая партия - 12 (так как победила всего в 12 округах). Парадокс налицо: партия, получившая больше голосов, имеет меньше мест в парламенте.

Третий недостаток мажоритарной системы относительного большинства - образование регионального дисбаланса по партийному признаку: в то время как одни партии имеют своих депутатов в парламенте приблизительно равномерно от всех регионов страны, другие партии имеют депутатов только от отдельных мест. За последние годы в Великобритании голоса, поданные за консерваторов, концентрируются преимущественно в Англии, в то время как голоса за лейбористов и либералов распределяются относительно равномерно по всей стране. Это приводит к тому, что при мажоритарной системе относительного большинства у консерваторов Великобритании нет шансов одержать победу в «провальных» для них Шотландии и Уэльсе. Голоса избирателей, поданные за консерваторов в этих частях Великобритании, пропадают. В Канаде в результате выборов в парламент на уровне провинций (субъектов канадской федерации) образуется диспропорция между количеством мест, полученных партиями в палате общин, и числом избирателей, проголосовавших за эти партии. Поскольку каждая провинция имеет фиксированное количество мест в палате общин (которые зависят, прежде всего, от численности населения провинции, и округа нарезаются с приблизительно равным количеством избирателей), то пропорция между долей голосов избирателей и долей мест в парламенте могут значительно не совпадать. Итоги выборов 2000 года это демонстрируют. Так, например, за консерваторов в провинции Остров принца Эдуарда проголосовало 38,4% избирателей в целом, однако эта партия не получила ни одного их 4 мест от этой провинции в парламенте, поскольку во всех 4 округах победу одержали либералы (47% избирателей в целом по провинции). Голоса почти 40 процентов электората были потеряны. В провинции Онтарио Канадский Альянс суммарно получил 23,6% голосов избирателей и только ... 2 места, а либералы в целом по провинции получили 51,4% и 100(!) мест. В провинции Квебек либералы и Квебекский блок получили равное число мандатов членов парламента - по 37 каждая из партий, однако за либералов в целом по провинции проголосовало больше избирателей - 44,2% против 39,8% у блока.

В-четвертых, утверждают критики мажоритарной системы относительного большинства, возрастает значимость округов, в которых наблюдается незначительный отрыв соперничающих между собой кандидатов. Таких округов, как правило, немного. Так, в Великобритании обычно около 500 мест парламента (из 659) являются, как говорят британские политологи, «безопасными», т.е. депутат от такого округа избирается с большим отрывом от ближайшего соперника. Напротив, в так называемых «маргинальных» округах (там, где силы соперников примерно равны) каждый голос избирателя «на вес золота». В таких округах, как говорят критики, голоса нескольких процентов избирателей могут определить судьбу выборов в целом.

В-пятых, то, что «защитники» мажоритарной системы относительного большинства считают достоинством, «противники» этой системы считают недостатком. Речь идет о связи между депутатом и избирателями округа. «Критики» полагают, что наличие этой связи - весьма слабый аргумент в защиту мажоритарной системы относительного большинства: депутат не может представлять интересы всех проживающих в округе избирателей и все сообщества, находящиеся на этой территории. А сам парламент должен отражать интересы не всех групп общества в целом, а более широкого круга людей, не интересы отдельных частей страны (округов), а общенациональные интересы. Но здесь, как мы видим, дискуссия идет не столько вокруг преимуществ и недостатков избирательных систем, сколько о предназначении парламента.

В-шестых, «критики» мажоритарной системы относительного большинства называют (очевидно, для красного словца в пылу дебатов) еще одно негативное последствие этой системы - это «выборная диктатура». Они утверждают, что одна партия, которая не нуждается в коалициях, получает значительную власть, что может иметь негативные последствия для общества.

Для того, чтобы преодолеть недостатки мажоритарных систем, еще в конце XVIII века было предложено использовать принцип пропорциональности при распределении мест в парламенте. Это принцип был впервые апробирован в конце XIX века в Бельгии и Сербии. При пропорциональной избирательной системе каждая участвующая в выборах партия выдвигает так называемый «партийный список», состоящий из кандидатов от этой партии. Предполагается, что избиратель голосует не за отдельную личность, лидера партии или понравившихся ему кандидатов, а за программу партии (избирательного блока, объединения) - в этом смысл этой системы. На практике это выглядит так: избиратель голосует за так называемый «партийный список». Мандаты между партиями распределяются пропорционально числу голосов, полученных партиями на выборах: чем больше голосов избирателей получит партия, тем больше будет у нее депутатских мест в парламенте. Полученные каждой партией депутатские мандаты распределяются между ее кандидатами в соответствии с очередностью в партийном списке. В настоящее время пропорциональная система применяется в Австрии, Эстонии, Латвии, Нидерландах, Швейцарии, ряде скандинавских стран, при выборах нижней палаты парламента Польши, Чехии.

В России половина депутатов Госдумы РФ избирается, как было сказано, по мажоритарной системе, а другая половина - по пропорциональной системе. Вся страна считается единым федеральным избирательным округом. Право выдвижения списков кандидатов предоставляется зарегистрированным избирательным объединениям и блокам при условии сбора каждым из них 200 тыс. подписей избирателей в поддержку списка. Списки жесткие, т.е. избиратели голосуют за них в целом, никакие предпочтения не допускаются. Кандидаты списка разбиваются на федеральную группу и региональные группы по субъектам федерации. Из распределения депутатских мандатов исключаются избирательные объединения и блоки, списки кандидатов которых получили менее 5% голосов избирателей, принявших участие в голосовании.

Главное, что необходимо сделать при подсчете голосов, - это определить так называемую избирательную квоту, то есть число голосов, необходимое для избрания хотя бы одного депутата от того или иного списка кандидатов, выдвинутых партией. Есть самые разные способы определения квоты. Наиболее простой способ - поделить общее количество поданных голосов на число депутатских мест. Например, в округе, где проголосовал 1 млн. избирателей, избираются 50 депутатов. Для получения хотя бы одного мандата необходимо завоевать 20 тыс. голосов избирателей (1000000 : 50 = 20000). Итак, квота равна 20 тыс. голосов. Каждая партия получит столько депутатских мест, сколько раз число 20 тыс. укладывается в собранное ею число голосов: так, если партия получила 20 тыс. голосов, то она будет иметь одно место, если 40 тыс. - два и т.д. Допустим, что 3 политические партии участвуют в выборах - консерваторы, либералы и коммунисты. Представим, что голоса избирателей распределились так: консерваторы - 400 тыс., либералы - 360 тыс., коммунисты - 240 тыс. голосов. Мандаты между ними распределятся следующим образом: консерваторы получат 20 мест (количество поданных голосов делим на квоту 400000 : 20000 = 20 мест), либералы - 18 мест (360000 : 20000 = 18), а коммунисты - 12 мест (240000 : 20000 = 12). Таким образом, все места распределены (20 + 18 + 12 = 50). Если в стране используется система так называемых «жестких» списков, то из списка консерваторов (в котором 50 фамилий - по числу мест в парламенте) депутатами станут первые 20 человек (лидер партии - на первом месте, далее следуют партийные активисты), из списка либералов - первые 18, а из списка коммунистов - только 12. Если принято преференциальное голосование (преференция - предпочтение), то избирателю предоставляется право не только выбирать список, который он поддерживает, но и выбирать внутри списка, отмечая тех, кто ему больше понравился галочкой или цифрами (1, 2, 3 и т.д. - в порядке предпочтений).

Наш пример является значительным упрощением. Во-первых, в реальной жизни количество голосов никогда не является числом с нулями (100, 1000 и т.д.), а, следовательно, при определении квоты образуются остатки, не укладывающиеся в эту квоту. Во-вторых, в выборах участвуют партии, которые получают количество голосов, «не дотягивающее» до избирательной квоты. В-третьих, часто существует так называемый «заградительный» барьер - минимум голосов, которые должна набрать партия, чтобы участвовать в распределении мандатов. В разных странах это число разное: в Израиле - 1% голосов, в Дании - 2%, в Аргентине - 3%, в Швеции 4%, в России и ФРГ - 5%. Таким образом, возникает проблема распределения остатков, которая решается по-разному. Существуют специальные формулы для более точного распределения остатков.

Сторонники пропорциональной системы к числу ее достоинств относят следующие.

Во-первых, эта система более точно отражает расстановку политических сил в обществе, дает больше возможностей представить в парламенте весь спектр основных политических сил страны. Если, например, партия получает 20% голосов по стране, то она будет иметь 20% мест в парламенте. Искажений, которые дают мажоритарные системы и, в особенности, мажоритарная система относительно большинства, здесь нет. Голоса избирателей не теряются. Однако, это достоинство не абсолютно: в тех странах (а к их числу принадлежит и Россия), где установлен высокий 4 или 5-процентный «заградительный барьер» также происходит потеря голосов избирателей. Так, на выборах в Госдуму РФ в 1995 году из-за 5% барьера было потеряно половина голосов избирателей, поданных за партии, которые в итоге не прошли в парламент. В связи с этим запрос о конституционности такого барьера для партий был направлен в Конституционный суд РФ, который в своем постановлении от 17 ноября 1998 года установил, что 5% барьер конституционен при условии, что он позволяет получать мандаты не менее чем двум избирательным объединениям, которые при этом получили более 50% голосов избирателей.

Во-вторых, пропорциональная система не устраняет с политической арены небольшие партии: у них есть шанс попасть в парламент и влиять на его политику. Правда следует заметить, что в целом ряде стран «микроскопические» партии, набравшие менее 1-5% (в разных странах, как было отмечено, заградительный барьер разный), не получают ни одного мандата. Это сделано для того, чтобы сделать парламент более работоспособным.

В-третьих, считают защитники пропорциональной системы, она позволяет организовываться новым партиям, быстро выходить на политическую сцену и завоевывать голоса избирателей. Короче говоря, эта система способствует становлению развитых конкурентных партий, укрепляет многопартийность и развивает политический плюрализм. А, как известно, наличие таких партий - важный признак демократии.

Достоинства пропорциональной системы не убеждают «критиков», которые приводят серьезные контраргументы. Недостатками этой системы они считают следующие.

Во-первых, пропорциональная система дает слишком пеструю картину политических сил, представленных в парламенте. Многочисленные парламентские партии не могут договориться друг с другом, что приводит к нестабильности и частой смене правительства.

Во-вторых, противники пропорциональной системы отмечают, что, голосуя за партийный список, избиратели знают лишь его лидеров и не знают остальных членов. В результате в парламент попадают сомнительные и случайные люди, которые никогда не были бы избраны, если бы баллотировались в округах. Хотя партийные списки и публикуются, избиратели их не читают, а главное - ничего не знают о кандидатах. Зачастую избиратели судят о партии, ее программе по лидеру. Такая ситуация сложилась на выборах в Государственную Думу РФ в 1999 году. За избирательное объединение «Единство» российские избиратели проголосовали потому, что это объединение открыто поддержал занимавший тогда пост премьер-министра В.В. Путин - политик с высоким рейтингом доверия. Ни программа, ни идеология, ни даже первые три фамилии в списке не сыграли решающей роли в мотивации избирателей. Значимым был один фактор - поддержка со стороны популярного лидера.

В-третьих, пропорциональную систему критикуют за то, что депутаты партийных фракций отстаивают узкопартийные интересы, а не интересы народа. Депутаты, избранные по пропорциональной системе, думают о том, как завоевать доверие со стороны партии и, прежде всего, ее руководства. У депутатов-списочников «избирателем» является партийный аппарат, от воли которого зависит, попадет ли этот депутат в список партии на следующих выборах.

В-четвертых, утверждают противники пропорциональной системы, нет ни прямой, ни обратной связи между депутатом и избирателями. Поскольку кандидат становится депутатом путем голосования избирателя за партийный список, то он не знает (и не может знать) тех, кто за него проголосовал, поскольку голоса, поданные за ту или иную партию, «распыляются» по стране. У такого депутата нет ни своего округа, ни своих избирателей. Это, по мнению критиков, приводит к тому, что депутат отрывается от избирателей, что ведет к выхолащиванию смысла и предназначения парламента как органа представительства.

В-пятых, не подлежит сомнению тот факт, что пропорциональная система предполагает наличие развитых, хорошо организованных и пользующихся массовой поддержкой партий. Политические партии - важный и необходимый элемент избирательного процесса. «Устраните партии и выборы, - пишет канадский политолог Фридерик Энгелманн по поводу своей страны, - и политическая система, такой, какой мы ее знаем, прекратит свое существование»

И наконец, очень важно, что конкурентность партий на выборах в значительной степени способствует проведению настоящих выборов, честных и свободных с прозрачной и проверяемой организацией всего процесса.

К недостаткам российской системы пропорционального представительства относится непропорционально большое влияние московских групп и организаций. Дело в том, что составление федеральной части списка осуществляется руководством объединения, базирующимся обычно в столице и, к тому же, влияние московского партийного штаба бывает значительным при составлении региональных списков.

В молодых демократиях, где не сформированы сильные и значимые партии, пропорциональная система может дать весьма странные результаты. Личная популярность лидера партии может определенным образом повлиять на расстановку сил в парламенте. Примером этого является победа ЛДПР по партийным спискам на выборах в Госдуму РФ в 1993 году. Эта партия получила первое место на выборах по партийным спискам: за нее проголосовало 22,8% избирателей. Триумф этой партии был связан с личностью Владимира Жириновского - неординарного, яркого и необычного политика. Голосование за партию Жириновского - это своеобразный протест против парламента, не способного, по мнению избирателя, решать насущные проблемы. Как видим, избирателям предлагалось выбирать между партиями и их программами, а они сделали выбор между лидерами. В таком выборе «виноваты» не только сами избиратели, не привыкшее к голосованию за партийные списки, но и сами партии - по сути представлявшие псевдопартийные организации.

Дискуссии вокруг приемлемости или неприемлемости избирательных систем к условиям разных стран ведутся давно. Особенно острые дебаты возникают в странах, в которых впервые после авторитарного правления проводятся свободные выборы. К числу таких стран принадлежит и Россия. В начале 1990-х гг. бурные дебаты разгорелись относительно способов формирования российского парламента и его палат, в частности, относительно типа избирательной системы. Предлагались разные варианты - и мажоритарная система во всех ее разновидностях, и пропорциональная система. В результате для выборов Госдумы РФ был принят промежуточный вариант - смешанная система. В обществе не стихают споры о создании оптимальной избирательной системы. Некоторые российские политики предлагают перейти к чисто мажоритарной системе. Их аргументы связаны с тем, что во-первых, нынешние партии представляют собой лишь группировки отдельных лидеров, готовых за спиной народа договориться друг с другом и поделить власть без участия народа, а, во-вторых, депутаты, прошедшие по партийным спискам, не представляют никого, кроме лидера партии, которому обязаны включением в список. Предлагается также и компромиссный вариант - сократить число депутатов, избираемых по пропорциональной системе с половины (225 депутатов) до одной трети (150). При этом выдвигается аргумент, что партии недостаточно развиты, суммарное число их членов и сторонников явно не достигает и половины числа избирателей. Будучи Президентом РФ, Б. Ельцин и его администрация выступали за мажоритарную избирательную систему и отмену выборов половины состава Госдумы РФ по партийным спискам. Противником применения пропорциональной системы на выборах депутатов Госсовета РТ является Президент РТ М. Шаймиев, аргументируя свою позицию отсутствием развитых партий в республике. Оппозиция Татарстана неоднократно предлагала избирать часть депутатов парламента республики по пропорциональной системе, но к этим предложениям не прислушивались.

Конечно, можно вести дискуссии относительно того, какая система лучше, а какая хуже. Но непреложным остается факт: любая избирательная система должна отражать доминирующие в обществе ценности избирателей, быть понятной большинству людей, не создавать явных несправедливостей по отношению к отдельным группам избирателей или отдельным территориям, носить представительный характер. Наконец, очевидно правило: в любой стране в зависимости от применяемых избирательных систем результаты одних и тех же выборов могут привести к различным вариантам распределения мандатов. Отсюда возрастает значимость выбора избирательной системы - выбора, цена которого всегда чрезвычайно высока - власть.

Олег Зазнаев
кандидат политических наук,
доцент кафедры политологии Казанского госуниверситета.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2023  Карта сайта