Демократия.Ру




Деспотичное правление – это такой порядок вещей, при котором властвующий низок, а подвластный унижен. Никола Шамфор (1741-1794), французский писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


21.10.2019, понедельник. Московское время 03:16


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Основные типы партизированных выборов

Среди наиболее партизированных выборов можно выделить несколько типов.

Зачастую в ходе компании доминирует сценарий противостояния прогубернаторского блока и единой антигубернаторской оппозиции. Так на выборах в Совет народных депутатов Камчатской области шло противостояние прогубернаторского блока «Объединение в поддержку губернатора» (коммунисты и их союзники) — 11 мандатов и блока «За Камчатку» (правые и центристы — «Единство», «Союз правых сил» и «Яблоко») — 5 мандатов от блока и 1 индивидуально от «Единства». Аналогичная ситуация сложилась на выборах Алтайского краевого Совета народных депутатов. Прогубернаторскому блоку «За подлинное народовластие, гражданский мир и интересы человека труда» — отделение НПСР — 12 депутатов противостоял блок «За возрождение промышленности» — 5 депутатов. Хотя здесь скорее была группа продвижения своих интересов, чем реальная оппозиция. Фракция «Единая Россия — Союз промышленников», созданная позднее на основе депутатов блока больше прислушивается к мнению губернатора края, чем к формальному московскому руководству «Единой России»18.

В ряде регионов реализован тип тотального доминирования одной конкретной партии или блока. Это либо личностные блоки сторонников регионального политического лидера (например Кузбасс), либо представители левых в регионах «красного пояса» и сильных протестных настроений. Так из 12 депутатов Думы Корякского АО 6 были представителями КПРФ. Представители других партий в Думу КАО не прошли. На выборах Государственного Собрания — Эл Курултая Республики Алтай уверено лидировала АПР (партия главы Правительства РА Михаила Лапшина) — 9 депутатов. КПРФ, «Единство» и «Единая Россия» получили по 1 мандату. В Брянской области прогубернаторский коммунистический блок «Патриотическая Брянщина» провел 18 только непосредственно своих кандидатов, без учета поддержанных им формально независимых. Абсолютным политическим доминантом при Н.Кондратенко в Краснодарском крае было региональное ОПД «Отечество». Образцом партийной доминанты также можно считать Кемеровскую область. На выборах 1999 года и 2003 из 35 депутатов 34 представляли «Блок А. Тулеева» (губернатора области) и блок «Служу Кузбассу» соответственно. В 2003 «Единая Россия» провела в Госсобрание Башкирии 89 своих представителей. В обоих случаях это следствие влияния руководителя региона, а не личной силы партии или блока. Не имея поддержки президента Башкирии «Единая Россия» не смогла бы рассчитывать и на десятую часть полученных мандатов. В реальности «Единая Россия» в Башкирии в первую очередь была партией власти. В то время как камчатское «Объединение в поддержку губернатора», «Патриотическая Брянщина», «Служу Кузбассу» в Кузбассе или «За подлинное народовластие, гражданский мир и интересы человека труда» — отделение НПСР в Алтайском крае были наследниками идеологических блоков прошлого («Товарищ» на Камчатке, «Народовластие» в Кузбассе) или как «Патриотическая Брянщина» и «За подлинное народовластие, гражданский мир и интересы человека труда» — отделение НПСР существовали ранее и участвовали в приходе к власти действующих губернаторов.

Что касается регионов с автократическими политическими режимами, где степень влияния органов власти на ход избирательной компании крайне высока и реальная политическая конкуренция минимальна, а сама избирательная компания носит скорее имитационный характер (Башкортостан, Калмыкия, Татарстан, Мордовия), их можно считать отдельными типами. В таких регионах политический состав легислатуры зависит исключительно от желания главы местной исполнительной власти.

Ряд регионов представляет тип «смягченной автократии», когда при доминировании в целом кандидатов, поддержанных исполнительной властью, все же существует часть мандатов, при борьбе за которые осуществляется реальная политическая конкуренция и пусть в незначительной степени, представлена политическая оппозиция или независимые политические силы. Как правило такие округа существуют в областном центре. К таким регионам можно отнести Новгородскую, Пензенскую, Саратовскую, Ростовскую области, Бурятию, Республику Коми при Ю.Спиридонове и др.

В ряде регионов при отсутствии жесткой автократии реализована система корпоративного сговора между основными группами и кланами, которые кулуарным путем принимают решения о распределении политической власти, в таких регионах выборы превращаются в референдум по утверждению населением сговора элит. Это Дагестан, отчасти к такому же типу относятся выборы в Ханты-Мансийском округе, городе Москве (хотя в Москве происходит смешение корпоративного сговора с доминированием кандидатов, поддержанных мэрией и лично Ю.Лужковым). Очень распространена данная система на Северном Кавказе. Элементы системы корпоративного сговора можно наблюдать во многих регионах.

Как подтип автократических и «договорных» систем можно выделить регионы доминирования той или иной ФПГ — в незначительном числе регионов доминирует скорее не региональная исполнительная власть, а господствующая финансово-промышленная группа. Очевидно, что речь идет о «Норильском никеле» в Таймырском АО, «Сибирском алюминии»/«Базовом элементе» в Хакасии, «ЮКОСе» в Эвенкии и отчасти в Томской области. Крайне существенно влияние ЛУКОЙЛа в Волгоградской области, «Северстали» в Вологодской области. Как правило данная ФПГ стремится контролировать все основные политические силы региона — как левые, так и правые и соответственно конкуренция между ними также в значительной степени носит характер имитации.

Есть и регионы фактического отсутствия партийной составляющей — она близка к нулю или минимальна в Ингушетии, Эвенкии, Чукотке, Агинском Бурятском АО, Ненецком АО, Костромской, Новгородской областях и некоторых других. Часто это сочетается с автократическим типом власти.

В незначительном числе регионов (общее число данных регионов в целом увеличивается, в значительной степени за счет усилий федерального центра по разрушению региональных автократий) существует реальная система конкуренции множества политических партий и блоков и можно говорить о реально многопартийных выборах. В эту же группу регионов с развитой политической конкуренцией можно отнести регионы где существует несколько крупных ФПГ, ни одна из которых не имеет достаточного ресурса для полного доминирования. Многопартийная система характерна для Совета народных депутатов Новосибирской области. Из 49 депутатов действующего созыва 6 было избрано от АПР, 13 от КПРФ, 2 от блока Мочалина, 1 от «Единства». Традиционно многопартийностью отличается Санкт-Петербург. Принадлежность к определенному блоку или партии зачастую проводит в депутаты Законодательного Собрания лиц не имевших бы при беспартийном раскладе никаких шансов. Так в 1998 году принадлежность к Блоку Юрия Болдырева позволила стать депутатами ряду достаточно незаметных персонажей. Для Санкт-Петербурга также характерно сильное фракционное деление Законодательного Собрания с регулярными переходами депутатов из одной фракции в другую и, связанными с этим, распадами и созданием новых фракций. При этом практически все фракции находятся в приблизительно равной весовой категории. Так что раздробленность накладывается на отсутствие сколь либо значимой доминанты. В результате этого ЗС Санкт-Петербурга второго созыва не могло избрать председателя в течении полутора лет. Ранее к таким демократически развитым регионам можно было относить также Карелию, политический режим которой последние годы имеет тенденцию к авторитаризации. Многопартийными являлись последние избирательные компании в Астраханской, Владимирской, Калужской, Нижегородской, Рязанской, Тульской и некоторых других областях (что характерно, многие из этих регионов ранее считались регионами «красного пояса»).

Наиболее развита политическая конкуренция в регионах с использованием смешанной избирательной системы — Красноярский край, Свердловская и Калининградская области, Псковская область. В регионах, где по спискам избирается существенная доля депутатов, наличие голосования по партийным спискам активизирует партии и в округах. Так из 22 депутатов-одномандатников избранных в Законодательное Собрание Красноярского края в 2001 году 16 представляли партии и блоки, а в 1997 — 15 из 21.

При неразвитости списочного голосования (малая доля распределяемых по спискам мандатов или отсутствие традиций) партийность еще не оказывает серьезного влияния на предпочтения избирателей в Калининградской и Псковской областях, где число партийных выдвиженцев среди одномандатников было незначительным.


18 Чистякова С. Алтайские «единоросы» не стали монолитом. // Континент Сибирь. №16, 2003. С. 2.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта