Демократия.Ру




Самолюбие не так заслуживает осуждения, как недостаток самоуважения. Шекспир


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


21.10.2019, понедельник. Московское время 07:10


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Партии на выборах

Все случаи успешного участия в региональных выборах избирательных блоков в региональных выборах делятся на две группы (за исключением 4 регионов со смешанной системой).

Это кандидаты КПРФ и созданных вокруг КПРФ блоков, часто имеющие минимальное собственное политическое лицо. Голосовали не за них персонально, а за стоящий за ними политический брэнд. То есть имело место преимущественно идеологическое голосование. Подобные победы даже при фактическом отсутствии самой агитационной компании наблюдались в регионах «красного» пояса в выборах первого и частично второго электорального цикла. К настоящему времени ресурс подобного голосования за кандидатов КПРФ иссяк и даже кандидату-коммунисту для победы как правило требуется профессиональная избирательная компания и создание собственного предвыборного образа.

Вторая группа случаев успешного участия в региональных мажоритарных выборах избирательных блоков связано с созданием блоков во главе с региональными харизматическими лидерами (чаще всего таковым является руководитель региона, реже — главный оппозиционер претендующий на власть), когда все иные кандидаты блока выступают как «друзья-соратники» лидера, которые обеспечат его политический курс и его власть. В этом случае личность кандидата также имеет минимальное значение. Так как люди предпочитают идти по пути наименьшего сопротивления, то для многих и без того проходных кандидатов перспектива войти в такой блок оказывается вполне заманчивой: минимизация затрат на собственную компанию, гарантирование результата. Примерами таких «именных блоков» могу быть как различные модификации блоков Амана Тулеева в Кузбассе, так и «списки Лужкова» (неформальные, но публичные) в Москве, «губернаторский список» и Блок Юрия Болдырева в Санкт-Петербурге в 1998, движение «Отечество» Николая Кондратенко в Краснодарском крае. Характерной чертой подобных образований является их полная беспринципность. В них могут одновременно входить коммунисты и представители «Единства» («Единой России»), как это было на выборах в Кемеровской и Воронежской областях.

Следует оговориться, что термин «именной блок» несколько условен. Наличие имени лидера в названии блока не является обязательным условием для именного блока. Наиболее яркие примеры этого — блок «Наши!» в Красноярском крае в 2001 году, который откровенно был блоком А. Усса, председателя Законодательного Собрания, считавшегося в тот момент наиболее вероятным претендентом на пост губернатора края, блоки «Наш дом — наш город и «Единство и Отечество» мэра Екатеринбурга и претендента на пост губернатора Свердловской области А. Чернецкого, или блок «Служу Кузбассу», являвшийся блоком губернатора области А. Тулеева на выборах 2003 года.

Все иные случаи успешного участия в региональных выборах партий и блоков как правило довольно скромны, максимум они проводят несколько депутатов, а чаще всего не более 1-2 от той или иной партии.

Встречаются случаи, когда в регионах не только сохраняют регистрацию и действуют, но даже проводят кандидатов в депутаты региональные отделения уже не существующих федеральных партий (процесс ликвидации региональных отделений прекратившей существование федеральной партии как правило очень длителен и региональные управления юстиции занимаются им «спустя рукава»). Так в Верховный Совет Хакасии в 2000 был избран депутат выдвинутый от регионального отделения ПРЕС, которая исчезла на федеральном уровне после полного провала на парламентских выборах 1995 года. Еще в ряде регионов в выборах неудачно участвовали или пытались участвовать региональные отделения партий реально прекративших свое существование. Фактически в выборах участвовала сохранившаяся печать регионального отделения. Согласно официальным данным указанным в избирательном бюллетене в той же Хакасии в 2000 был избран депутат — член КПСС (подчеркнем, что указано не членство в существующей СКП-КПСС О. Шенина, а именно в «просто» КПСС), также в Читинской области в областную думу избран депутат Нифтиев, который также бюллетене именовался членом КПСС. При этом СКП-КПСС не зарегистрирована. Де-факто это не отдельная организация, а союз компартий. Так что даже в принципе быть членом СКП-КПСС невозможно. Ее члены — это организации. Можно быть членом ее выборных органов, но не ее самой.

Справедливости ради необходимо отметить и «технический эффект»: до 1998-1999 годов правом выдвижения кандидатов обладали многие общественные организации, к настоящему времени утратившие политические права. Таким образом за счет выдвижения от таких очевидно неполитических по духу организаций, как «Совет женщин» (в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе, Хакасии, Якутии, Иркутской, Орловской и Ульяновской областях), Краевая организация ветеранов войн, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов в Красноярском крае, Российский фонд ветеранов войны в Афганистане в Курской области, Союз офицеров запаса в Саратовской области, Союз работников ЖКХ в Вологодской области, Комитет солдатских матерей в Еврейской АО, Общество защиты прав потребителей в Калужской области, организация пенсионеров «Алая заря» в Новосибирской области, Фонд социальной защиты инвалидов, Совет молодежных организаций, Исполком Всемирного Конгресса Татар в Татарстане, Республиканский центр поддержки самоуправления в Удмуртии и т.д. показатели заявленной партийности в эти годы в ряде регионов искусственно завышались. Многие депутаты избранные от этих общественных организаций после 1998-1999 позиционировали себя или как независимые или вступали в имеющие политический права общественные политические организации.

Сложным также является вопрос с участием в региональных выборах в РФ в 1990-е годы профсоюзов. К настоящему времени профсоюзы не имеют прав избирательных объединений, однако ранее довольно часто фигурировали как участники избирательного процесса, выдвигая и поддерживая кандидатов (причем никакого единого правила не было — в одних регионах выдвижение от профсоюзов происходило, в других нет). Мы учитывали кандидатов от профсоюзов как партийных только в случае официального выдвижения от профсоюзов и организованного участия той или иной профсоюзной организации в выборах как блока или команды, единичное избрание в том или ином регионе депутатом беспартийного главы региональной ФНПР как факт избрания партийного депутата нами не учитывается.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта