Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Фанатик - это глухой, как пень оратор. Джебран Халиль Джебран (1883-1931), ливанский и американский философ, художник, поэт и писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


14.07.2020, вторник. Московское время 09:11


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Приложение 1

Пенсильвания, 1968 г.: пример действий организованной преступности по оказанию влияния на политический процесс.

С тем, как политические деятели становятся жертвами подкупа с использованием «грязных» денег, я впервые познакомился, когда был аспирантом Оксфордского университета. Работая над своей диссертационной темой, я посетил Соединенные Штаты Америки с тем, чтобы проанализировать деятельность национальных партийных съездов по выдвижению кандидатов на пост президента США в 1968 г. вначале прошел съезд республиканцев, а затем демократов. И в том, и в другом случае это были чрезвычайно зрелищные мероприятия. На каждом съезде делегаты (в то время партийные активисты и местные должностные лица) голосовали за выдвижение своего единственного кандидата на самый высокий пост в стране. Вне всякого сомнения, оба съезда явились важнейшими политическими событиями года.

На республиканском съезде в Майами развернулась борьба между сторонниками Нельсона Рокфеллера и Ричарда Никсона за выдвижение своего кандидата в президенты. Никсон выиграл как в этой борьбе, так и в окончательной схватке с кандидатом на пост президента Соединенных Штатов Америки от демократической партии.

В дни работы съезда республиканской партии я внимательно следил за делегатами от штата Пенсильвания, широко известного коррумпированностью своих политиков. Один из республиканских делегатов был мэром небольшого городка (назовем его условно Манчестер), что недалеко от Питтсбурга. Как говорили, этот делегат был вынужден (против своей воли) проголосовать за Никсона, хотя он был настроен отдать свой голос Рокфеллеру. Почему?

Если говорить коротко, суть дела состояла в следующем. Данный делегат был должностным лицом от республиканской партии, занимавшим пост мэра в небольшом рабочем городке, где большинство избирателей обычно голосовали за демократов. Для того чтобы победить на выборах в этом городке, нашему герою надо было провести мощную избирательную кампанию, что, разумеется, требовало немалых финансовых вливаний. Ему удалось заручиться необходимой финансовой поддержкой (как говорили, местного преступного синдиката). Преступники, финансировавшие предвыборную кампанию этого деятеля, получали доходы от незаконного игорного бизнеса, в основу которого был положен так называемый «номерной рэкет». Эта схема состояла в том, что азартные игроки делали ставки на номера, под которыми выступали лошади на дерби в других городах штата Пенсильвания. Такого рода азартные схемы в то время были под запретом. Чтобы иметь прибыль, организаторы этой азартной игры должны были привлечь к себе максимальное количество клиентов. Граждане должны были быть осведомлены об этой игре, а также о том, где покупать и заполнять игровые билеты. Тот факт, что эта запрещенная игра была широко известна местному населению, свидетельствует о том, что местная полиция также была в курсе событий. Эта преступная схема (как и многие другие операции преступного мира) могла успешно и устойчиво работать только при попустительстве местных властей. Короче говоря, организованная преступность неизбежно стремится коррумпировать правоохранительные органы.

Мэр этого условного Манчестера назначал руководителя местной полиции и контролировал его деятельность. При коррумпированном мэре подчиненная полиция вела себя в соответствии с поступавшими указаниями. Понимая, что своим положением он целиком обязан местным криминальным авторитетам с их «номерным рэкетом», мэр приказывал своей полиции не вмешиваться в преступные дела, творимые в его городе. И если полиции приходилось производить аресты для того, чтобы показать местному населению, что она «не спит», а занимается своим делом, то это обычно были задержания «мелких сошек», участвовавших в «номерном рэкете». Криминальные боссы всегда оставались на свободе. Таким образом, местная организованная преступность охватила своими щупальцами не только полицию, но и политический процесс, что выразилось в форме незаконного финансирования местной избирательной кампании.

Но почему все-таки мэр этого Манчестера вынужден был отдать свой голос за Никсона, а не за Рокфеллера, как собирался? Очевидно, окружной прокурор в Питтсбурге в то время безоговорочно выступал в поддержку Никсона. Как говорили, он угрожал направить в Манчестер полицейский отряд из Питтсбурга и навести там порядок, если мэр Манчестера проголосует за Никсона на партийном съезде в Майами. Прокурор также, якобы, заявил, что, если потребуется, он незамедлительно арестует манчестерских преступников, занимающихся «номерным рэкетом». Мэр Манчестера живо сообразил, что, если это произойдет, он сразу же лишится финансовой поддержки со стороны местных авторитетов и не победит на очередных местных выборах.

После моего исследования противозаконной практики предвыборной борьбы в Соединенных Штатах Америки Ричард Торнбург, прокурор Западной Пенсильвании, вскоре после этого ставший министром юстиции Соединенных Штатов, вскрыл, как он выразился, «политико-рэкетирский» комплекс в районе Питтсбурга. Разразившийся скандал впоследствии привел к самоубийству районного прокурора по графству Аллегейни (Питтсбургский округ). Именно этот человек, как сообщалось, на республиканском съезде 1968 г. заставил мэра Манчестера голосовать «как надо».

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта