Демократия.Ру




Политики одинаковы везде. Они обещают построить мосты даже там, где нет рек. Никита Хрущев


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


21.10.2019, понедельник. Московское время 04:47

Обзор практики решения судами избирательных споров, связанных с финансированием избирательных кампаний кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков

А.Постников

Выборы, прошедшие в России после того как в 1994-1995 г.г. завершилось формирование федерального избирательного законодательства, продемонстрировали практическое действие механизмов контроля за финансовой деятельностью кандидатов, избирательных объединений и блоков. Важнейшей формой такого контроля является рассмотрение судами жалоб о нарушениях правил финансирования избирательной кампании. Особенностью судебных споров, связанных с финансированием избирательных кампаний, являлась их относительная немногочисленность. Это можно объяснить несколькими обстоятельствами.

Финансовые нарушения, которые допускаются в период избирательной кампании, зачастую непросто выявить. Этому способствуют короткие сроки проведения избирательных кампаний, а также недостаточная подготовленность избирательных комиссий к работе в этом направлении, отсутствие должного взаимодействия избирательных комиссий с правоохранительными органами, в задачу которых входит осуществление контроля за соблюдением законности при осуществлении финансовых операций.

Как правило, указанные дела рассматриваются по инициативе избирательных комиссий, которые ставят вопрос о применении санкций к кандидатам, избирательным объединениям, избирательным блокам, нарушающим порядок финансирования избирательной кампании, либо по жалобам кандидатов на решения избирательных комиссий, которыми были применены санкции к кандидатам либо же выборы признаны недействительными. Поэтому необходимой предпосылкой возникновения рассматриваемой категории судебных споров является активные действия избирательной комиссии по выявлению финансовых нарушений и применению к кандидатам санкций, предусмотренных законом. Это отличает данную категорию судебных дел от иных избирательных споров, в которых главными действующими лицами являются кандидаты, избирательные объединения, избирательные блоки. В процессе избирательной кампании кандидаты, избирательные объединения, избирательные блоки не всегда располагают достаточными возможностями (как с точки зрения резерва времени, так и правовых, организационных и информационно-коммуникативных ресурсов) доказать факт нарушения правил финансирования избирательной кампании со стороны их конкурентов. Хотя у них существует резервная возможность после завершения выборов обжаловать их результаты по причине допущенных финансовых нарушений, этот способ урегулирования коллизий в избирательном процессе представляется не вполне адекватным самой сущности выборов. Таким образом, на практике отсутствует наиболее мощный фактор для возникновения судебных споров - инициатива кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков.

Не последнюю роль в недостаточном развитии финансовых споров сыграло то, что в избирательном законодательстве имелся целый ряд пробелов, которые позволяли участникам выборов уходить от применения мер ответственности за финансовые нарушения. Прямые нарушения запретов и ограничений зачастую обходились путем косвенного финансирования, финансирования с использованием неучтенных наличных средств и т.д. Впрочем, как уже ранее отмечалось, это проблема существует не только в России, но и в других государствах.

Одним из наиболее общественно значимых судебных процессов, на котором рассматривались нарушения порядка формирования и расходования средств избирательного фонда явилось дело об отмене решения окружной избирательной комиссии о регистрации Мавроди Е.А. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, рассмотренное Судебной коллегией по гражданским делам Тульского областного суда по представлению окружной избирательной комиссии.

Окружная избирательная комиссия выявила целый ряд фактов нарушений порядка формирования и расходования средств избирательного фонда Е.А.Мавроди. Поступления денег на специальный счет, открытый для формирования избирательного фонда, производились путем вручения жителям г. Тулы, пришедшим в отделение Сбербанка, 1,5 млн. рублей, после чего это лицо вносило переданную сумму на счет кандидата, а за оказанную услугу каждый участник получал по 20 тыс. рублей. Сотрудниками милиции только за два дня было установлено не менее 20 случаев подобных финансовых операций. Как отметил суд, в данном случае избирательный фонд формировался не за счет добровольных пожертвований физических лиц, так как эти лица вносили не принадлежащие им деньги за определенное вознаграждение.

Кроме того, доверенное лицо Мавроди Е.А. - Яхин Х.А., получив от неизвестных лиц 140 млн. рублей, которые передал на ведение предвыборной агитации, в том числе для зачисления на специальный избирательный счет избирательного фонда кандидата. Суд установил, что, получив анонимное пожертвование, доверенное лицо кандидата не перечислило деньги в доход государства, а организовало поступление этих денег в избирательный фонд.

Также было установлено, что кандидат в депутаты и его доверенное лицо использовали денежные средства на ведение предвыборной агитации не из средств, поступивших в избирательный фонд, так как за заключение договора на агитацию за кандидата между Е.А.Мавроди и агитатором выплачивалась агитатору 3000 рублей сразу же без должного оформления договора и без наличия отчетности о расходовании денежных средств.

До дня выборов представитель кандидата Яхин Х.А. снял все деньги со специального счета и держит их у себя, то есть денежные средства использованы не для ведения предвыборной агитации.

Таким образом в суде были доказаны факты нарушения кандидатом ст. 46 (части 3,4) Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», в соответствии с которой кандидаты и их уполномоченные представители не вправе вручать избирателям денежные средства, подарки и иные материальные ценности иначе как за выполнение предвыборной организационной работы (дежурство на избирательных участках, сбор подписей и тому подобное), а также ст. 52 указанного Федерального закона в соответствии с которой избирательные фонды могут формироваться за счет добровольных пожертвований физических и юридических лиц, анонимные пожертвования перечисляются в доход государства, при этом кандидатам запрещается использовать иные денежные средства для ведения предвыборной агитации, кроме средств, поступивших в избирательные фонды. В результате судом было удовлетворено представление окружной избирательной комиссии об отмене решения данной комиссии о регистрации Е.А.Мавроди. Данное решение было оставлено в силе Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы.

Анализируя ситуацию с отменой решения о регистрации Е.А.Мавроди в качестве кандидата в депутаты, прежде всего можно обратить внимание на следующие обстоятельства. Организаторы избирательной кампании Е.А.Мавроди, желая добиться ее результативности, поставили задачу вложить в работу с избирателями максимальные денежные средства, сконцентрированные у группы поддержки кандидата. Однако содержащаяся в Федеральном законе о выборах депутатов Государственной Думы идеология регулирования избирательных кампаний такова, что ограничиваются централизованные источники финансирования избирательной кампании. Поэтому кандидат, не имея должной общественной поддержки в округе (как среди граждан, так и среди общественных объединений, юридических лиц), неизбежно сталкивается с проблемой легализации хотя бы части источников финансирования своей избирательной кампании.

Такого рода операции по своей сути всегда противоречат законодательству. Однако нарушения законодательства (которые состоят в финансировании избирательной кампании помимо избирательных фондов, использовании запрещенных источников финансирования, совершении расходов на нужды избирательной кампании в размерах, превышающих разрешенные лимиты, подкупе избирателей и т.п.) не всегда проявляются в такой форме, которая доступна для их оперативной фиксации избирательными комиссиями и правоохранительными органами. Зачастую ситуация осложняется тем, что неправомерные действия кандидатов, иных участников выборов формально прикрываются законными сделками, совершение которых допускается законодательством.

В этой связи представляет интерес гражданское дело по заявлению Санкт-Петербургской избирательной комиссии об отмене решений окружных избирательных комиссий о регистрации Кокко Д. А. и Нехаева О. И. кандидатами в депутаты Законодательного Собрания г. Санкт-Петербурга, рассмотренное 4 декабря 1998 г. судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда. Представителями Санкт- Петербургской избирательной комиссии было пояснено в судебном заседании, что указанными кандидатами заключаются договоры с избирателями округа на ведение от имени кандидата агитационных мероприятий, условия которых предусматривают выплату избирателю 15 рублей, а в случае избрания - 35 рублей в качестве премии, что, по мнению комиссии, является воздействием на избирателя с целью принудить его к участию в выборах, а также выбрать конкретного депутата. По мнению избирательной комиссии, наличие в договоре пункта о том, что избиратель имеет право заключать подобные договоры с избирателями округа, свидетельствует о его ничтожности и фиктивности.

Кандидаты в депутаты утверждали, что договоры заключались от имени кандидата в депутаты, который именовался заказчиком - с одной стороны, и гражданином - с другой стороны, который именовался исполнителем; предметом договора являлось проведение агитации исполнителем. Обязанностью исполнителя по договору являлось распространение информационной литературы, содержащей биографические данные и положения предвыборной программы; кроме того, предусматривалась возможность заключения подобных договоров с членами семьи исполнителя.

Суд определил, что исходя из текста договора, невозможно сделать вывод о воздействии на избирателя с целью воспрепятствования его свободному волеизъявления, отметив при этом, что из договора не усматривается побуждения избирателя голосовать за конкретного кандидата в депутаты. Доводы комиссии о том, что подобными договорами оказывается давление на избирателя и нарушаются установленные ст. 3 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» принципы участия гражданина в выборах были признаны необоснованными. Суд отметил, что ни одна из норм указанного Федерального закона не содержит запрета на такую форму предвыборной агитации, как заключение договора по распространению агитационного материала и получение за это денежного вознаграждения. Суд также констатировал, что хотя ст. 45 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» содержит запрет при проведении предвыборной агитации воздействовать на избирателей, участников референдума обещаниями передачи им денежных средств, ценных бумаг (в том числе по итогам голосования) и других материальных благ, это относится к правоотношениям с избирателями. В оспариваемом случае, отметил суд, речь идет о договоре на проведении агитации с исполнителем-агитатором. В итоге Санкт-Петербургской избирательной комиссии было отказано в удовлетворении требований об отмене решений окружных избирательных комиссий.

Таким образом, в соответствии с принятым судебным решением факты нарушения кандидатами порядка финансирования избирательной кампании в форме подкупа избирателей не были доказаны. Однако это не свидетельствует о юридической безупречности указанных форм «агитационной работы» среди избирателей. Дело в том, что вопрос о нарушении ст. 45 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» не являлся для суда основным в оценке представленных доказательств и доводов сторон в данном деле, так как при проведении выборов в Законодательное Собрание г. Санкт-Петербурга положения этого Федерального закона, касавшиеся избирательной кампании кандидатов и ее финансирования не применялись (п.З ст. 66 Федерального закона). При наличии более веских доказательств, свидетельствующих о том, что выдававшиеся избирателям деньги предназначались не для агитационный работы, которая, как правило, носит более или менее систематических характер, а представляли собой разовую акцию, имевшую цель побудить конкретного избирателя, членов его семьи на определенный вариант волеизъявления на выборах, суд был бы вынужден признать, что использование данной формы договорных отношений кандидатов с избирателями служит сокрытию сделки, противоречащей интересам общества и государства, а именно подкупа избирателей.

С данной судом оценкой договоров, заключенных с избирателями, не согласилась прокуратура г. Санкт-Петербурга. В представлении об устранении нарушений законодательства о выборах, направленном в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, прокурор города указал, что в ходе предвыборной агитации кандидатами в депутаты заключались с избирателями договоры на проведение агитации, которые фактически являлись формой подкупа избирателей. Конкретных обязанностей по данным договорам на граждан не возлагалось, выплата им основного вознаграждения ставилась в зависимость от победы кандидата на выборах. В представлении, в частности, указывалось, что одним из кандидатом в депутаты, его доверенными лицами заключались договоры с избирателями, в соответствии с которыми указанные граждане должны были распространять информационную литературу, содержащую биографические данные и положения предвыборной программы кандидата. Однако, заплатив ряду граждан по 15 рублей и взяв на себя обязательства выплатить премию в размере 35 рублей в случае избрания депутатом Законодательного Собрания кандидата, от имени которого заключался договор, литературы для распространения им не предоставили, конкретных поручений по ведению агитации не дали. На вопрос одного из избирателей о том, каковы его обязанности по договору, ему ответили, что ему самому, его родственникам и знакомым надо проголосовать за определенного кандидата. Собранные в ходе проверки материалы свидетельствовали о том, что указанный кандидат, его доверенные лица и члены избирательного штаба воспрепятствовали свободному волеизъявлению граждан путем их подкупа с целью получения их голосов на выборах в Законодательное Собрание г. Санкт-Петербурга. По данным фактам прокуратурой города были возбуждены уголовные дела по части 2 статьи 141 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Следует отметить, что практика рассмотрения судами дел, связанных с подкупом избирателей, претерпела определенные изменения в связи с принятием Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Приведем один из примеров судебных решений, принятых в период, когда действовал Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации».

Магаданский областной суд по жалобе Матвеева С. Б. рассмотрел дело о признании недействительности итогов состоявшихся 18 мая 1997 г. выборов депутатов Магаданской областной Думы по избирательному округу N 15. Депутатом областной Думы по указанному округу был избран А.А.Басанский. Заявитель просил признать выборы недействительными на том основании, что А.А.Басанским и группой его поддержки были грубо нарушены законодательные запреты на «подкуп избирателей», эти нарушения носили массовый характер, что в итоге не позволяет с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей. В жалобе указано, что непосредственно перед самыми выборами А.А.Басанский и его инициативная группа, а также работники фирмы, владельцем и президентом которой он является, в ряде населенных пунктов бесплатно распространяли пиво и квас в бутылках с автомашин, а также доставляли напитки в квартиры избирателей с вручением листовок в поддержку А.А.Басанского. На заседании окружной избирательной комиссии А.А.Басанский пояснил, что 15-16 мая 1997 г. путем бесплатной раздачи бутылок пива и кваса, производилась реклама новых видов продукции, выпускаемых его фирмой, и этим занималась служба маркетинга, а сам он отношения к бесплатной раздаче товара не имел.

Суд постановил, что с учетом характера нарушений избирательного закона, большого разрыва числа голосов1, поданных за кандидатов в депутаты Магаданской областной Думы по избирательному округу N15, и отсутствием каких-либо нарушений избирательных прав граждан в день голосования по этому округу, изложенные в жалобе Матвеева нарушения не подвергают сомнению общие результаты голосования и не содержат оснований для отмены решения окружной избирательной комиссии и избирательной комиссии Магаданской области об установлении общих итогов выборов депутатов Магаданской областной Думы.

Оценивая данное решение суда, отметим, что в соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» имелись весьма ограниченные возможности для применения такой серьезной санкции за нарушения избирательного закона как признание выборов недействительными. В Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (ст. 64) установлен достаточно подробный перечень оснований для признания недействительными результатов выборов. Данное регулирование позволило судам с учетом конкретных обстоятельств дела принимать более жесткие меры в связи с фактами подкупа избирателей, вплоть до признания выборов недействительными.

В оценке влияния фактов подкупа избирателей на результаты волеизъявления избирателей практика применения соответствующих положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (ст. ст. 58, 64) еще только начинает складываться. Приведем некоторые примеры соответствующих судебных решений.

Кандидат в депутаты Государственного Собрания Республики Марий Эл Баранюк А.А. обратился в суд с жалобой действия окружной избирательной комиссии и Центральной избирательной комиссии Республики Марий Эл, которые признали выборы по соответствующему избирательному округу недействительными в связи с допущенными в ходе выборов нарушениями законодательства о предвыборной агитации со стороны кандидата в депутаты Баранюка А. А. и установлением фактов подкупа избирателей в пользу указанного кандидата. Дело рассматривалось 11 марта 1998 г. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Марий Эл.

Судебная коллегия признала заявление Баранюка А. А. необоснованным и не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Было установлено, что на территории ряда избирательных участков в день выборов производился подкуп избирателей в пользу кандидата в депутаты Баранюка А. А. путем передачи избирателям водки, что подтверждалось показаниями нескольких свидетелей. Суд счел, что данные нарушения повлияли на результаты волеизъявления избирателей, поскольку на указанных участках за заявителя проголосовало 455 избирателей, что обеспечило ему преимущество по своему избирательному округу на 228 голосов по сравнению с кандидатом в депутаты Поповым И. И. (468 голосов). В связи с этим, отмечает суд, избирательные комиссии обоснованно пришли к выводу о невозможности установить с достоверностью результаты волеизъявления избирателей. Довод заявителя о том, что не установлено, что подкупом занимался он лично или его доверенные лица и не определены лица, занимавшиеся подкупом, не имеет юридического значения, поскольку закон связывает признание выборов недействительными лишь с фактом нарушения закона и невозможностью в связи с этим определить результаты выборов.

Суд также дополнительно отметил, что кандидат в период предвыборной кампании занимался благотворительной деятельностью на территории избирательного округа, при этом акты благотворительности осуществлялись за счет руководимых им организаций. Эти действия в соответствии с Законом Республики Марий Эл о выборах депутатов Госсобрания Республики Марий Эл являлись использованием преимущества служебного положения и могли служить основанием к внесению представления в суд об отмене регистрации кандидата в депутаты.

Таким образом основной вывод суда состоял в следующем: независимо от того, доказано или нет участие кандидата и его доверенных лиц в подкупе избирателей, сама по себе фиксация множественных фактов подкупа избирателей в целях избрания определенных кандидатов по нескольким избирательным участкам свидетельствует о невозможности установить с достоверностью результаты волеизъявления избирателей по округу и дает основания для признания выборов недействительными. На наш взгляд, суд использовал расширительную трактовку критерия «невозможности установить с достоверностью результаты волеизъявления избирателей», что допустимо лишь в тех случаях, когда имеют место массовые нарушения избирательного законодательства, в частности, связанные с подкупом избирателей. Однако полагаем, что и в этом случае судом должны быть приведены убедительные аргументы, доказывающие невозможность достоверного определения волеизъявления избирателей по избирательному округу в целом и не позволяющие ограничиться признанием недействительными итогов голосования по одному или нескольким избирательным участкам.

Представляет интерес дело по жалобе Климентьева А. А. на постановление окружной избирательной комиссии по выборам главы местного самоуправления города Нижнего Новгорода о признании недействительными результатов выборов главы местного самоуправления. Жалоба рассматривалась Нижегородским районным судом города Нижнего Новгорода.

Климентьев А. А., зарегистрированный кандидатом по выборам Главы местного самоуправления г. Н. Новгорода, обратился в суд с жалобой на постановление окружной избирательной комиссии, утверждая, что при проведении выборов не было допущено сколько-нибудь существенных нарушений, которые не позволили бы с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей.

Суд отказал Климентьеву А. А. В удовлетворении его жалобы, признав ее необоснованной. В числе прочих оснований для признания выборов недействительными суд указал на нарушения п. 3 ст. 45 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», содержащей адресованный кандидатам запрет воздействовать на избирателей обещаниями передачи им денежных средств, иных материальных благ, а также предоставления услуг на иных условиях, чем это предусмотрено законом. Суд, в частности, установил, что в предвыборной программе кандидата Климентьева А. А. содержится обещание повысить уровень жизни нижегородцев на 18 % через 100 дней. В изданном в период проведения выборов православном календаре указано, что голосуя за Климентьева, избиратели тем самым голосуют за повышение пенсии на 25 %. Эти обещания суд расценил как запрещенное Федеральным законом воздействие на избирателей путем передачи им денежных средств и материальных благ.

Также было установлено, что в предвыборной программе кандидата Климентьева А. А. содержатся обещания снизить цены на бензин на 10 % в течение 120 дней, на электроэнергию и газ на 20 %. Эти положения программы суд расценил как запрещенное законом воздействие на избирателей обещанием предоставления услуг на иных условиях, чем это предусмотрено законом. Было отмечено, что в соответствии с действующим законодательством право на установление тарифов на электроэнергию и цен на газ для населения предоставлено только органам власти субъектов Российской Федерации, а не органам местного самоуправления2.

Суд констатировал, что подобные незаконные обещания передачи денежных средств и материальных благ и предоставления услуг на иных условиях, чем это предусмотрено законом, адресованные огромному количеству избирателей, оказали влияние на результат волеизъявления избирателей в пользу кандидата Климентьева А. А. Были установлены и некоторые другие нарушения правил ведения предвыборной агитации со стороны Климентьева А. А., а также иных кандидатов.

В итоге суд счел, что при минимальном в два процента разрыве голосов избирателей, проголосовавших за кандидатов, занявших первое и второе места (Климентьев А. А. и Горин В.Н.), с учетом серьезных нарушений закона, которые повлияли на волеизъявление избирателей, невозможно с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Избирательные комиссии, осуществляя контроль за соблюдением избирательного законодательства в сфере финансирования избирательной кампании, при установлении нарушений порядка финансирования со стороны кандидатов использовали дифференцированный подход при применении предусмотренных законом санкций. Так, окружная избирательная комиссия по выборам депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Энгельсского одномандатного округа предупредила кандидата в депутаты Государственной Думы Алешину М.В. о недопустимости нарушений порядка издания агитационных материалов, их оплаты, одновременно обратив ее внимание, что соответствующие нарушения являются основанием для отмены регистрации кандидата.

Обнаруженные финансовые нарушения состояли в следующем. В полиграфическом центре «ИППОЛиТ» был выполнен заказ по изготовлению 1000 агитационных листовок и 100 календарей в поддержку кандидата в депутаты Алешиной М.В. Данный заказ был оплачен частным предпринимателем Васильевой наличными деньгами, что, по мнению комиссии, является нарушением п. 4.33 инструкции Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 28 июля 1995 года «О порядке формирования и расходования денежных средств избирательных фондов кандидатов в депутаты, избирательных объединений, избирательных блоков по выборам депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации», требующего проводить оплату такого рода услуг путем безналичного перечисления сумм с временного счета кандидата непосредственно исполнителю заказа.

Алешина М.В. обратилась в суд с жалобой на решение окружной избирательной комиссии, полагая, что не нарушила установленного законом порядка финансирования предвыборной агитации. Жалоба была рассмотрена 16 октября 1998 г. судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда.

Из объяснений представителей Алешиной М.В. суд установил, что ею 5 сентября 1998 г. был заключен договор на изготовление листовок и календарей и произведена оплата наличными денежными средствами как физическому лицу за изготовленную продукцию предпринимателю Васильевой, которая было получена от частного предприятия «Васильева», но изготовлена полиграфическим центром «ИППОЛиТ». Суд признал не соответствующим Федеральным законам «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и указанной инструкции Центральной избирательной комиссии Российской Федерации порядок расходования денежных средств Алешиной М.В. на изготовление агитационных материалов и заключенного ею же договора частным предприятием «Васильева» об оплате наличными денежными средствами услуг по изготовлению указанных печатных материалов.

Суд не согласился с доводами представителей Алешиной М.В. о том, что заключение договора с частным предпринимателем Васильевой допускает право на оплату услуг наличными денежными средствами в соответствии с пунктом 4.4 вышеуказанной инструкции Центральной избирательной комиссии, определяющей порядок заключения договоров с физическими лицами. При этом было указано, что в данном случае невозможна оплата наличными денежными средствами, поскольку договор заключался с частным предпринимателем Васильевой, а не с физическим лицом. В соответствии с п. 3 ст. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются соответственно правила, которые регулируют деятельность коммерческих организаций, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения.

Итак, судом был подтвержден факт необоснованной оплаты наличными деньгами агитационных печатных материалов. Как правило, нарушения законодательства, связанные с использованием кандидатами наличных денежных средств на цели проведения избирательной кампании, достаточно трудно выявить, а равно и пресечь. Такого рода нарушения девальвируют сам институт избирательных фондов. Поэтому вполне обоснованно и в полном соответствии с федеральными законами инструкцией Центральной избирательной комиссии Российской Федерации вводятся ограничения на использование наличных денег из средств избирательного фонда. Именно такой порядок финансирования расходов кандидата при проведении им избирательной кампании позволяет осуществлять полный документальный контроль за соответствующими операциями.

Применение санкций к кандидатам, допустившим отступления от порядка финансирования избирательной кампании, производится в соответствии с процедурой, которая определяется не только в федеральных законах, но и в законах субъектов Российской Федерации. Данный тезис находит подтверждение в судебных делах, рассмотренных Питкярантским городским судом Республики Карелия и Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия в связи с жалобой Макаревича А.И. на решение Питкярантской территориальной избирательной комиссии, отменившей регистрацию кандидата в депутаты Законодательного Собрания Республики Карелия Макаревича А.И. ввиду нарушения им правил финансирования избирательной кампании.

Питкярантский городской суд установил, что после регистрации в избирательной комиссии кандидат в депутаты Законодательного Собрания Республики Карелия Макаревич А.И. открыл в Питкярантском отделении сберегательного банка специальный счет, куда поступило 5000 рублей денежных средств личного избирательного фонда кандидата. За период избирательной кампании с данного счета кандидат использовал 1800 рублей, остаток 3200 рублей снял 24.07.1998 года. Судом было установлено, что незарегистрированные члены инициативной группы по выборам кандидата Волкова и Мазуровский подготовили и предали в редакцию газеты «Новая Ладога» в г. Питкяранта агитационный материал по кандидату в депутаты Макаревичу А.И., оплатив за его опубликование 8000 рублей. Денежные средства в кассу редакции внес родственник кандидата Кондратьев. 24.07.1998 года материал был опубликован в газете, а денежные средства в размере 8000 рублей Макаревич А.И. вернул родственнику не из избирательного фонда через специальный счет, а из иных личных источников. Также было установлено, что в период избирательной кампании кандидат в депутаты Макаревич А. И. имел другие расходы по оплате агитационных материалов. Так 23.07.1998 года по Карельскому телевидению в программе «Экран дня» был показан его ролик с платным агитационным материалом. До 20 июля 1998 года в газете «Северный курьер» был помещен платный агитационный материал кандидата в депутаты Макаревича. Прошли платные кабельные телепередачи в г. Питкяранта, на которых присутствовал кандидат в депутаты Макаревич А. И. За печатание предвыборных агитационных материалов в газете «Новая Ладога» о кандидате в депутаты было проплачено 8768 рублей. В то же время за всю прошедшую избирательную кампанию из избирательного фонда по специальному счету израсходовано только 1800 рублей.

Суд посчитал, что кандидат допустил финансовые нарушения, выразившиеся в использовании иных денежных средств на агитацию, помимо средств личного избирательного фонда. Решение территориальной избирательной комиссии, об отмене регистрации кандидата в депутаты Макаревича А. И. было признано обоснованным и не подлежащим отмене. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия, рассмотрев кассационную жалобу Макаревича А. И. и проверив материалы дела, нашла решение Питкярантского городского суда подлежащим отмене в связи с нарушением норм материального права3. Было указано, что суд оставил без внимания и не дал оценку тому обстоятельству, что выборы в Законодательное Собрание Республики Карелия регламентируются законом Республики Карелия «О выборах депутатов Законодательного Собрания Республики Карелия». Ст. 34 п. 7 данного Закона установлено, что если кандидат для ведения предвыборной агитации помимо средств, поступивших в избирательный фонд, использовал иные денежные средства, избирательная комиссия вправе обратиться в суд с предложением об отменен решения о регистрации кандидата. Применение указанного закона субъекта Российской Федерации не противоречит Конституции Российской Федерации и ст.1 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В соответствии с п.З ст. 1 данного Федерального закона, законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться гарантии избирательных прав, дополняющие гарантии, установленные федеральным законом.

Судебная коллегия сочла, что поскольку Законом Республики Карелия «О выборах депутатов Законодательного Собрания Республики Карелия» установлены дополнительные гарантии избирательных прав и речь идет о выборах депутатов Законодательного Собрания Республики Карелия должен быть применен закон Республики Карелия. В соответствии с указанным законом избирательная комиссия не вправе была сама отменить решение о регистрации кандидата по мотиву использования им иных денежных средств, помимо средств, поступивших в избирательный фонд. Кроме того судебная коллегия отметила, что Макаревич не превысил лимита денежных средств для проведения избирательной кампании, установленный законом.

Оценивая вышеизложенное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Карелии, отметим, что не все содержащиеся в нем выводы представляются бесспорными. В частности, тот факт, что кандидат не превысил предельной суммы расходов за счет средств избирательного фонда, вовсе не снимает вопрос о неправомерности расходов на избирательную кампанию помимо избирательного фонда, средства которого должны перечисляться со специального счета в банке.

Данное судебное дело имело дальнейшее продолжение. Макаревич А. И. после принятия вышеизложенных судебных решений обратился в городской суд с жалобой об отмене решения Территориальной избирательной комиссии по Питкярантскому району об итогах голосования и утверждении результатов выборов по соответствующему избирательному округу. Суд удовлетворил требования Макаревича А. И. по следующим основаниям. Территориальная избирательная комиссия, отменив решение о регистрации кандидата в депутаты Макаревича А. И., не допустила его к выборам и тем самым нарушила Закон Республики Карелия. Своими действиями избирательная комиссия не позволила с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Суд отметил, что на день вынесения решения о регистрации кандидата Макаревича досрочно проголосовало 162 избирателя, из них 37 за Макаревича.

В отношении финансирования избирательной кампании Макаревича помимо избирательного фонда, было установлено, что не только Макаревич А. И., но и кандидат, который был избран, оплачивали расходы по ведению предвыборной агитации наличными деньгами. Сам Макаревич А. И. утверждал, что намеревался отчитаться о расходах денежных средств после выборов, что не противоречит избирательному законодательству, пытался вложить на специальный счет избирательного фонда собственные средства в размере 15000 рублей, однако избирательная комиссия своим решением уже лишила его статуса кандидата в депутаты, тем самым не позволив вложить свои средства на специальный счет. Было особо подчеркнуто, что закон Республики Карелия «О выборах депутатов Законодательного Собрания Республики Карелия» позволяет Центральной избирательной комиссии республики продлить депутату после дня выборов срок проведения финансовых операций по оплате расходов, произведенных до дня выборов.

Отметим, что ссылка на данное положение закона (аналогичное норме, содержащейся в части 13 статьи 52 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»), является необоснованной. Проведение финансовых операций по оплате расходов произведенных до дня выборов не является абсолютным правом кандидатов, а может осуществляться только с разрешения соответствующей избирательной комиссии. В данном случае о таком разрешении не может идти речи. Кроме того, следует иметь в виду, что оплата расходов может осуществляться только за счет средств, поступивших на специальный счет, так как в соответствии с пунктом 6 ст. 47 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» все денежные средства, образующие избирательный фонд, перечисляются на специальный счет в банке. Предварительная оплата расходов на избирательную кампанию помимо специального счета с последующим переоформлением соответствующих операций посредством расчетов через специальный счет противоречит Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Если встать на позицию обоснования правомерности таких финансовых операций, то получится что операциями через избирательный (]юнд в итоге могут быть признаны практически любые операции кандидатов по оплате наличными деньгами расходов на избирательную кампанию, которые легализуются последующими перечислениями денежных средств со специального счета кандидата. Такая конструкция института избирательных фондов делает практически нереальным осуществление избирательным комиссиями контроля за соблюдением кандидатами порядка финансирования избирательной кампании, установленного законом.

При рассмотрении этого дела по кассационной жалобе судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия решение городского суда было признано обоснованным. В определении Верховного Суда было, в частности, отмечено, что хотя оплата расходов на предвыборную агитацию является финансовым нарушением, но как установлено в судебном заседании, такие нарушения допускали и другие кандидаты в депутаты4.

Практика проведения выборов в Российской Федерации доказывает важность своевременной, в ходе выборов публикации официальной информации об оплате расходов, связанных с ведением избирательной кампании кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками. Раскрытие указанной информации после завершения выборов не позволяет своевременно пресечь нарушения предусмотренного законом порядка финансирования избирательных кампаний. Этот тезис может быть проиллюстрирован делом, рассмотренным 9 февраля 1999 г. судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по частной жалобе Чистоходовой Р. В.

Решением Верховного Суда Республики Коми от 3 декабря 1997 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г., Чистоходовой Р. В. было отказано в удовлетворении жалобы на неправомерные действия и бездействие избирательной комиссии Республики Коми по выборам Главы Республики Коми и о признании этих выборов недействительными.

Чистоходова Р. В. обратилась в суд, постановивший данное решение, с заявлением о пересмотре этого решения по вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, указывая на то, что после вынесения решения ей стало известно, что в ходе предвыборной агитации в газете «Красное знамя» было опубликовано 14 материалов о кандидате на пост Главы Республики Спиридонове, в том числе, 12 - на правах рекламы. Также на правах рекламы в этой газете публиковались объявления об открытии временного счета избирательного фонда Спиридонова. По заявлению Чистоходовой, эти публикации не были оплачены Спиридоновым, о чем ей стало известно 25 августа 1998 г. из представленных ей документов о расценках, установленных газетой для публикации предвыборных материалов на правах рекламы, и из опубликованного 20 января 1998 г. в газете «Республика» финансового отчета Спиридонова.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не нашла оснований к отмене определения Верховного Суда Республики Коми, указав при этом, что Верховный суд Республики Коми обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Чистоходовой Р. В. о пересмотре решения того же суда от 3 декабря 1997 г., поскольку обстоятельства, на которые ссылается заявительница, не могут быть признаны вновь открывшимися и имеющими существенное значение для данного дела. Публикации в газете «Красное знамя» были общедоступны в период проведения предвыборной агитации, в связи с чем никаких препятствий для того, чтобы ссылаться на них в обоснование своих доводов истица могла в ходе судебного разбирательства, не было. В то же время было отмечено, что нарушения, допущенные при публикации избирательной комиссией финансового отчета Спиридонова, были предметом судебного рассмотрения и не могут считаться вновь открывшимися. Сам же отчет ничем не опорочен и недостоверным не признан.

Не входя в оценку того, в какой степени вышеуказанные публикации в газете, не оплаченные из средств избирательного фонда, могли повлиять на результаты волеизъявления избирателей, между тем следует подчеркнуть, что для фиксации нарушений правил финансирования избирательной кампании необходим официальный отчет кандидата (избирательного объединения, избирательного блока). Сама по себе общедоступность печатных материалов не создает необходимой почвы для выявления финансовых нарушений, связанных с выпуском этих агитационных материалов. Дело в том, что оплата данных материалов может осуществляться уже после их выпуска, и до представления официального финансового отчета кандидатом (избирательным объединением, избирательным блоком) установить факты соответствующих нарушений избирательного законодательства чрезвычайно сложно5.

На практике значительные трудности вызывал вопрос о том, какие именно мероприятия, проводимые кандидатом, могут расцениваться как проявления его собственной избирательной кампании, и, в частности, предвыборной агитации. От решения этого вопроса зависит оценка правомерности соответствующих финансовых расходов на эти мероприятия. В этом плане показательно дело по жалобам на действия кандидата на должность губернатора Тульской области Н.В.Севрюгина и заявлениям об отмене решения избирательной комиссии Тульской области о регистрации Н.В.Севрюгина кандидатом на указанную должность, рассмотренное судебной коллегией по гражданским делам Тульского областного суда.

Избирательная комиссия Тульской области, направившая в суд представление об отмене своего решения о регистрации Н.В.Севрюгина кандидатом, указывала на то, что в нарушение статьи 39 Закона о выборах губернатора Тульской области, Н.В.Севрюгин для ведения агитационной работы использовал денежные средства вне избирательного фонда, а именно: издание книги «Во имя человека», которая носит агитационный характер, было произведено за счет средств администрации Тульской области; оплату расходов по аренде помещения, мебели и оргтехники для организации работы группы по выборам Н.В.Севрюгина на должность губернатора обязалось оплатить региональное отделение движения «Наш дом Россия» и был выставлен счет на сумму 9600000 рублей; Тульское региональное отделение движения «Наш дом Россия» оплатило в сумме 13500000 рублей изготовление открыток к 8 марта и изготовление агитационных материалов для кандидата Н.В.Севрюгина на сумму 222324217 рублей. По сведениям, представленным штабом кандидата на должность губернатора Н.В.Севрюгина сформированный им фонд составляет 90010000, а остаток на вкладе 4260000 рублей.

Суд в удовлетворении жалоб на незаконные действия кандидата и заявления об отмене решения избирательной комиссии о регистрации Н.В.Севрюгина кандидатом отказал. Решение, в частности, обосновывалось следующим образом.

Издание книги Н.В.Севрюгина «Во имя человека» за счет администрации Тульской области нельзя однозначно оценивать, как издание наглядной предвыборной агитации с использованием денежных средств помимо избирательного фонда, сформированного Н.В.Севрюгиным, поскольку книга не носит явно агитационного характера. В ней не содержатся призывы избирать избрать Н.В.Севрюгина губернатором. В книге содержатся ответы на вопросы, а вручать бесплатно книгу жителям Тульской области - это право автора. Суд также отметил, что издание книг не за счет денег Севрюгина не может обсуждаться в данном судебном заседании, так как правоотношения между автором, издателем и спонсором регулируются гражданским законодательством и не относятся к конкретной предвыборной кампании.

В соответствии со ст. 33 Закона Тульской области «О выборах губернатора - главы исполнительного органа государственной власти Тульской области» избиратели и общественные объединения вправе вести агитацию «за» или «против» кандидатов через средства массовой информации, путем проведения предвыборных мероприятий, выпуска и распространения агитационных печатных материалов. Издание печатных агитационных материалов «за» Севрюгина региональным отделением движения «Наш дом Россия» нельзя признать нарушением запрета на использование кандидатом денежных средств вне избирательного фонда, так как действия этого общественного объединения не противоречат ст. 33 указанного Закона. Из показаний свидетелей следует, что на конференции регионального отделения движения «Наш дом Россия» ее делегаты решили от имени этого движения оказать помощь Н.В.Севрюгину и вести за него агитацию, а также выпустить и распространить печатные агитационные материалы, которые не содержат прямого призыва избрать губернатором Н.В.Севрюгина. Плакаты, листовки разъясняют предвыборную платформу кандидата.

Из показаний свидетелей следовало, что сразу же после регистрации Н.В.Севрюгина кандидатом было арендовано помещение в Тульской областной универсальной научной библиотеке, что подтверждается договором. По договоренности счет был адресован региональному отделению движения «Наш дом Россия», но не оплачен. Выборы не закончились, поэтому Н.В.Севрюгин оплатит счет, если иное является нарушением закона.

Суд сделал вывод, что поскольку суду не представлено сведений об оплате региональным отделением движения «Наш дом Россия» счета, выставленного библиотекой за аренду помещения, нельзя сделать выводы об использовании средств на проведение предвыборной кампании помимо средств, поступивших в избирательный фонд.

Что касается выпуска и распространения региональным отделением движения «Наш дом Россия» агитационных печатных материалов в поддержку кандидата, то здесь налицо пробел в законодательном регулировании финансовой деятельности общественных объединений (как впрочем и граждан), направленной на обеспечение агитационных мероприятий в поддержку кандидата. В соответствии со ст. 37 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» общественные объединения, политические партии (наряду с гражданами) вправе в допускаемых законом формах и законными методами вести агитацию за участие в выборах, за или против любого зарегистрированного кандидата (список кандидатов). В то же время действующее законодательство пока не содержит ограничений по финансированию данных агитационных мероприятий, аналогичных тем, которые относятся непосредственно к финансированию избирательной кампании кандидата. Таким образом допускается ведение двух самостоятельных агитационных кампаний: со стороны кандидата, избирательного объединения, избирательного блока и со стороны поддерживающих их граждан, общественных объединений, включая политические партии. При такой конструкции нарушением действующих правил финансирования избирательной кампании со стороны кандидата может считаться оплата политической партией, иным общественным объединением, гражданином только таких расходов, связанных с проведением агитационных мероприятий, которые непосредственно координируются кандидатом или его доверенными лицами.

В то же время следует подчеркнуть, что оплата общественным объединением, политической партией, гражданином расходов кандидата, избирательного объединения, избирательного блока по проведению избирательной кампании, не связанных с предвыборной агитацией, (обеспечение сбора подписей в поддержку выдвижения кандидата, списка кандидатов; оплата труда граждан, организующих избирательную кампанию; оплата аренды помещений, оборудования, командировочных, транспортных расходов, услуг связи и т.п.) представляет собой очевидное нарушение установленного закона порядка финансирования избирательной кампании.

Полагаем, что позиция в отношении оплаты аренды помещений библиотеки, занятая представителями Н.В.Севрюгина и впоследствии поддержанная судом, основывается на объективных проблемах, возникающих при доказывании фактов финансовых нарушений со стороны кандидата до представления им официального отчета об операциях, совершенных на средства из избирательного фонда. Сложность данного доказывания многократно возрастает, если определенные услуги или материальные ценности предоставляются кандидату в кредит (то есть предоставляется отсрочка в оплате их стоимости).

Как известно, на практике возникали сложности, связанные с применением нормы части 7 ст. 27 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации», в соответствии с которой соответствующая избирательная комиссия до дня выборов обязана периодически публиковать сведения о размерах и источниках создания избирательных фондов на основании сведений, представляемых кандидатом или избирательным объединением. Примером тому служит дело рассмотренное судебной коллегией по гражданским делам Ярославского областного суда. Несколькими региональными отделениями политических общественных объединений и рядом граждан обжаловалось, в частности, бездействие Областной избирательной комиссии по выборам Губернатора Ярославской области, которая, по их мнению, нарушила закон, не осуществив публикацию сведений о формировании и расходовании избирательных фондов кандидатов. Суд не согласился с доводами заявителей, указав, что в соответствии с Законом Ярославской области избирательная комиссия обязана была публиковать данные сведения на основании сведений, представляемых кандидатами. Как было установлено в заседании коллегии, таковых сведений кандидатами не предоставлялось. Все сведения были представлены в финансовом отчете, который областной избирательной комиссией был своевременно опубликован.

С такой позицией суда трудно согласиться. Периодичность публикаций подразумевает, что сведения о поступлении и расходовании средств избирательных фондов будут отражены не только в отчетах кандидатов, которые публикуются после проведения выборов. Данные публикации являются средством текущего информирования избирателей, кандидатов, избирательных объединений и блоков о финансовой стороне проводимой избирательной кампании. Поскольку публикация указанных финансовых сведений является обязанностью избирательных комиссий, то в случае непредставления кандидатами этих сведений, избирательная комиссии была обязана принять меры с тем, чтобы данные сведения были представлены.

В Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (пункты 13, 14 ст. 47) содержится иной порядок опубликования сведений о поступлении и расходовании средств избирательных фондов. Обязанность периодического представления избирательной комиссии информации о соответствующих финансовых операциях, производимых со счета зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, избирательного блока лежит не на кандидатах (как это было установлено ранее), а на банке, в котором открыт счет избирательного фонда. Обязанность публикации рассматриваемых сведений переложена с избирательных комиссий на средства массовой информации, указанные в п. 1 ст. 39 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Избирательные комиссии обязаны только периодически направлять в эти средства массовой информации сведения о поступлении и расходовании средств избирательных фондов. С учетом имевшейся практики деятельности избирательных комиссий полагаем, что в законах, регулирующих проведение выборов в конкретный орган государственной власти или в орган местного самоуправления, требуется определить периодичность предоставления избирательной комиссией сведений о поступлении и расходовании средств избирательных фондов кандидатов, избирательных объединений и избирательных блоков.

Особую категорию судебных дел составляют дела, связанные с привлечением к административной ответственности кандидатов, не предоставивших финансовых отчетов в избирательные комиссии в сроки, установленные законом. Меры административной ответственности за непредставление финансовых отчетов применялись как в отношении лиц, избранных депутатами, так и лиц, которые не были избраны. Количество подобных дел значительно различается по субъектам Российской Федерации, что может свидетельствовать как о степени распространенности данных нарушений закона, так и о позиции, занятой избирательными комиссиями, правоохранительными органами по отношению к практике непредставления кандидатами финансовых отчетов.

Одно из таких дел рассматривалось Октябрьским районным судом г. Архангельска. Производство об административном правонарушении в отношении Сутягина Н.П. было возбуждено по постановлению прокурора Архангельской области. Суд установил, что Сутягин Н.П., будучи зарегистрированным кандидатом в депутаты Архангельского областного собрания, выборы которого состоялись 22 марта 1998 г. на проведение предвыборной агитации произвел расходы личных денежных средств в сумме 4400 руб. - на оплату эфирного времени в АГТХ «Поморье», о чем в избирательную комиссию не сообщил и финансового отчета о движении денежных средств в избирательном фонде не представил.

Согласно ст. 43 областного Закона «О выборах в областное собрание депутатов» Сутягин Н.П. мог создать собственный избирательный фонд для финансирования предвыборной агитации, в том числе с привлечением собственных средств, а в соответствии со ст. 44 названного Закона он обязан был представить в окружную избирательную комиссию финансовый отчет не позднее 30-ти дней после окончания выборов о поступлении и расходовании денежных средств избирательного фонда. Таким образом, было установлено, что Сутягин Н.П. совершил правонарушение, предусмотренное ст. 40-11 Кодекса об административных правонарушений Российской Федерации, то есть будучи кандидатом в депутаты, он не представил сведений о размерах поступлений в избирательный фонд, а также отчета обо всех произведенных затратах на проведение выборов. На Сутягина Н.П. был наложен штраф в размере 10 минимальных размеров заработной платы.

Комментируя данное судебное решение отметим, что в соответствии с пунктом 1 статьи 47 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» кандидаты обязаны создавать собственные избирательные фонды для финансирования избирательной кампании. Поэтому соответствующая норма закона Архангельской области о том, что кандидаты могут создавать избирательные фонды действует только с учетом корректировки статуса избирательных фондов, произведенной Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Вместе с тем на практике нередко возникают ситуации, когда кандидаты отказываются от использования денежных средств и не создают собственные избирательные фонды. Так, при проведении выборов в мэры г. Владивостока 27 сентября 1998 г. кандидат на должность мэра В. И. Черепков сделал заявление об отказе от любого использования денежных средств для проведения предвыборной агитации, которое было направлено в городскую избирательную комиссию и в средства массовой информации. В то же время, как было отмечено в решении Ленинского районного суда города Владивостока, на футбольных матчах, проходивших на стадионе «Динамо», в массовом порядке раздавались его фотографии с автографом и агитационной надписью, которые были изготовлены с использованием его служебного положения, о чем Черепкову В. И. было сделано предупреждение со стороны Владивостокской территориальной избирательной комиссии. Судом были отмечены и другие злоупотребления со стороны кандидата после данного предупреждения. Как сказано в решении Ленинского районного суда города Владивостока, продолжают движение по городу муниципальные транспортные средства с надписями на борту «Садоводам от мэра», «Инвалидам от мэра», «Жителям о. Русский от мэра» и т.д., сохраняется клумба с надписью «Городу от мэра». По мнению суда, эти надписи несут большую агитационную нагрузку, а изготовлялись они и приобретались за счет казны. То, что данные надписи сделаны до официальной регистрации В.И.Черепкова в качестве кандидата, по мнению суда, не имеет правового значения, поскольку уже в тот период В. И. Черепков выдвигался в качестве кандидата, а после его официальной регистрации никаких мер воздействия со стороны избирательной комиссии, либо со стороны Черепкова сделано не было. Суд счел указанные нарушения достаточными основаниями для отмены решения Владивостокской территориальной избирательной комиссии о регистрации Черепкова В. И. в качестве кандидата в на должность мэра г. Владивостока.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационной жалобе Черепкова В. И. на решение Приморского краевого суда от 25 декабря 1998 г., дала следующую оценку вышеизложенным фактам: «Поскольку в соответствии с ч. 12 ст. 47 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» использование денежных средств помимо избирательных фондов, запрещается, изготовление агитационных открыток на недекларированные средства не может оцениваться иначе как нарушение законодательства о выборах». В результате решение Приморского краевого суда было оставлено в силе.

А.Постников


1 Следует отметить, что рассматривая нарушения тех или иных положений закона со стороны кандидатов на стадии предвыборной агитации, в том числе и использование преимуществ служебного положения, и оценивая степень их влияния на результаты выборов, суды нередко сопоставляли число голосов, полученных кандидатами. В случае, если разрыв по числу голосов между избранным кандидатом и следующим за ним претендентом являлся значительным это обстоятельство использовалось в качестве дополнительного подтверждения, что вменяемые кандидату нарушения не могли оказать существенного влияния на результаты волеизъявления избирателей.

2 Отметим, что подобная позиция прослеживается и в других судебных решениях. Так, публикация в городской газете «Приморье» под рубрикой «Мэр г. Владивостока» актов мэра, предусматривавших предоставление за счет городского бюджета ряда льгот и выплат различным категориям граждан (в то время как действующий мэр В.И.Черепков баллотировался кандидатом на должность мэра), даже без указания на подписавшее их лицо было сочтено Верховным Судом Российской Федерации как прямое нарушение ст. ст. 36 и 45 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

3 В настоящий момент исполнение определения судебной коллегии приостановлено в связи с проверкой Верховным Судом Российской Федерации в порядке надзора дела по жалобе Макаревича А. И.

4 В настоящий момент исполнение данного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия приостановлено в связи с проверкой Верховным Судом Российской Федерации данного дела в порядке надзора.

5 Подтверждением тому является решение Тульского областного суда, которое излагается ниже.




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта