Демократия.Ру




Десяток говорунов производит больше шума, нежели десять тысяч, которые молчат; в этом заключатся средство к достижению успеха тех, кто лает с трибун. Наполеон I Бонапарт (1769-1821), император французов в 1804—1814 и 1815 годах, полководец и государственный деятель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


21.10.2019, понедельник. Московское время 04:03

Избирательную систему необходимо менять

Бывший председатель ЦИК, директор Независимого института выборов Александр Иванченко считает, что ее реформа может произойти в результате нынешних парламентских выборов

Екатерина Григорьева

Даже расставшись с ЦИК, Александр Иванченко продолжает анализировать ход избирательной кампании.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)

- АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ, давайте начнем с одной из главных сенсаций нынешней избирательной кампании - ЛДПР получила отказ в регистрации. Как вы относитесь к этой ситуации?

- Это вопрос пока теоретический. Давайте откроем 24-ю статью Конституции, вторую часть. Там говорится, что «органы государственной власти должны <...> предоставить каждому возможность ознакомления с документами, непосредственно затрагивающими его права и свободы». Да, с проникновением криминалитета во власть необходимо бороться, да, именно для этого в законе о выборах появилась обязанность кандидатов предоставлять о себе полные сведения. Совершенно обоснованное с точки зрения Конституции требование, ведь это делается только для того, чтобы избиратели могли получить исчерпывающую информацию о кандидате.

Но, на мой взгляд, этот процесс должен происходить иначе. Если человек, решивший стать депутатом, ошибочно или неверно указал сведения о себе, то он обязательно должен быть ознакомлен с имеющейся у официальных органов информацией. И он вправе дать объяснения, защитить себя, если угодно. Взвесив все обстоятельства, кандидат вправе самостоятельно отказаться от участия в выборах. Наконец, такое решение может быть принято самим объединением после того, как ему стало известно о недостоверности сведений, представленных кандидатами. И только после этого избирательной комиссией может приниматься решение о регистрации или же об отказе в ней. Мы же столкнулись с совершенно обратной ситуацией, когда кандидату не гарантируется право защитить свои законные интересы.

Это, по мнению наших экспертов, ущемляет конституционный статус гражданина. Более того, каждый человек, исключенный таким образом из избирательной кампании, имеет право обжаловать это решение в суде. И шансы быть восстановленным в списке, на наш взгляд, весьма велики. Однако мы в очередной раз сталкиваемся с ситуацией, когда свою невиновность должен доказывать сам гражданин.

- Каковы в принципе могут быть основания для отказа в регистрации?

- В случае с ЛДПР оказались исключены два кандидата из первой тройки, а в итоге весь список получил отказ в регистрации. По нашему мнению, это критический момент развития гражданского общества, развития избирательной системы в целом. Ведь за любой партией стоят ее члены, стоит целый социальный слой избирателей, которые в лице этой партии имеют своих представителей в органах власти. Мы считаем, что данная ситуация не только ограничивает права отдельных кандидатов, но и всех оставшихся в этом общефедеральном списке, к которым не было никаких претензий. Вообще, говоря о первой тройке, важно понять, что исключение одного из лидеров не может быть основанием для снятия с регистрации всего списка. Любому квалифицированному специалисту это ясно из внимательного прочтения закона. Более того, считаю весьма сомнительной практику лишения права на участие в выборах политических и общественных объединений по процедурным основаниям без судебного рассмотрения. Ведь в Конституции, в третьей части статьи 32, сказано, что не имеют право избирать и быть избранными только те граждане, которые признаны судом недееспособными или содержатся в местах лишения свободы по приговору суда.

Это - единственное возможное ограничение. Сейчас же мы видим пример того, как человек, не совершивший никакого преступления, лишается возможности участия в избирательной кампании. Я призываю всех заинтересованных участников - и кандидатов, и избирательные комиссии, и средства массовой информации - очень внимательно отнестись к этой коллизии. Если мы ее неправильно разрешим, нас ждут очень серьезные проблемы на пути реализации положений действующей российской Конституции. Ибо возможное - ввиду массового ограничения избирательных прав - опротестование итогов выборов в судах самых различных инстанций, вплоть до Конституционного, приведет к серьезному кризису избирательной системы. Проблема слишком серьезна для того, чтобы относиться к ней только через призму ЛДПР. Речь идет о соблюдении конституционных прав российских граждан. Это то испытание, которое нам сейчас предстоит, как я надеюсь, успешно преодолеть.

- Многие говорят о том, что в этой ситуации Центризбирком поступил не совсем объективно. В чем же причина - в членах ЦИК или же в несовершенстве нового закона о выборах?

- Создатели закона пошли по пути детализации существовавших ранее норм. С одной стороны, это вроде хорошо - все подробно описано, не должно быть никаких неясностей. Но с другой стороны, мы дошли до того, чего нет ни в одной стране мира. Сейчас существует 11 оснований для отказа в регистрации и 18 - для снятия с регистрации. Причем сделано все по принципу «открытого перечня», выражаясь юридическим языком. То есть перечисление конкретных оснований заканчивается формулировкой «и иные нарушения». Возможно, все еще просто не разобрались, какой широкий простор открывает новый закон для правонарушителя. Ведь право выбора принадлежит только избирателям, только они, придя на выборы, вправе или поддержать своими голосами ту или иную партию, или отказать ей в доверии. К сожалению, закон оказался перегружен детальной регламентацией, и получилось, что детализация связывает по рукам и ногам кандидатов, избирательные объединения, а конституционные свободы ограничиваются массой различных процедур.

- Александр Владимирович, можно ли уже сейчас говорить о каких-то особенностях нынешней избирательной кампании?

- Безусловно, можно. Взять хотя бы активное блокостроительство с участием губернаторов. Об этом сейчас мало кто серьезно задумывается, но за ним стоит стремление к изменению нынешней избирательной системы. Когда в 1993 году на откуп столичным партиям были отданы 225 мандатов в Государственной Думе, региональные элиты открыто высказали недовольство. Ведь для России всегда была характерна мажоритарная система, и столь резкий шаг в перемене системы не мог не сказаться на расстановке политических сил. В итоге контрольный пакет акций оказался в руках нескольких столичных партий - процесс, аналогичный тому, что произошел в области приватизации. К выборам-99 мы подошли с тем же законодательным заделом. Я считаю, что столь активное губернаторское блокостроительство - это попытка в ходе уже идущей предвыборной кампании не только получить большинство мест в парламенте не нынешними партиями, а реальными представителями регионов, которые, придя в Думу, конечно же, поставят вопрос об изменении действующей избирательной системы. Убежден, что уже в результате этих выборов мы получим серьезные коррективы российского избирательного законодательства, самих принципов формирования парламента.

- Как вы считаете, нужно ли менять пропорции в существующей сейчас смешанной системе? Какое соотношение было бы оптимальным?

Я глубоко убежден, что наша система не должна подражать ни американской - мажоритарно-двухпартийной, ни израильской - унитарно-пропорциональной. У нас есть собственный опыт демократического обустройства избирательного процесса. От нынешней смешанной системы отказываться уже нет смысла. Однако нужно принимать во внимание аргументы регионов - соотношение мандатов, распределяемых по партийным спискам и по мажоритарным округам, должно быть изменено. Моя же позиция такова: одна треть должна отдаваться партиям, которые должны еще оправдать этот вотум доверия, остальные две трети - одномандатным округам. То есть в соотношении 300 на 150. Никакого ущемления партий здесь нет, они, наоборот, укрепили бы свои позиции, завоевывая доверие в регионах.

Есть и еще один момент. Как известно, часть избирателей отдает предпочтение партиям и движениям, которым так и не удается преодолеть пятипроцентный барьер, а в итоге «тяжеловесы» получают премиальные депутатские места за счет тех, кто за них не голосовал. Я неоднократно говорил о том, как можно было бы избежать несправедливого распределения мандатов. Скажем, путем предоставления не прошедшим в Госдуму избирательным объединениям права самим распорядиться голосами своих избирателей, отдав их любому из победителей. Это позволило бы гарантировать более адекватное представительство в парламенте различных социально-политических сил.

- Какие еще изменения, по вашему мнению, необходимо внести в существующую систему выборов?

- Так сложилось, что те, кто участвовал в прошлых парламентских выборах, получили статус избирательных объединений фактически навечно. Эту ситуацию тоже нужно менять. Если избирательное объединение принимало участие в выборах, но не получило никакой поддержки - то есть не провело ни одного одномандатника, не преодолело хотя бы однопроцентный барьер, - оно теряет статус избирательного объединения. Только тогда можно достичь того, что к началу новой предвыборной кампании все потенциальные участники будут в равном положении. Каждый раз всем объединениям, желающим попасть в Думу, нужно проходить проверку на поддержку избирателей, причем в одинаковых условиях. К сожалению, этим недостатки действующей избирательной системы не исчерпываются.

- Сейчас, как правило, избирательные списки возглавляют известные люди, все остальные кандидаты мало кому известны, и зависимость их судьбы от решений лидера действительно очень велика. Как вы считаете, это нормально?

Здесь проблема кроется в самом порядке выдвижения кандидатов. В избирательном законодательстве определены два условия, соблюдение которых обязательно, - кандидаты должны выдвигаться на самых высоких партийных форумах и непременно тайным голосованием. И эта секретность, которой окружен процесс выдвижения кандидатов, вызывает естественные подозрения и порождает слухи о покупке мест в списке кандидатов. Новое, по сравнению с прежними выборами, состоит, в частности, в том, что некоторые лица, возглавляющие партийные списки, открыто заявляют о своем нежелании работать в Госдуме и совершенно не замечают цинизма своей позиции.

Страна столкнулась с подобными явлениями еще десять лет назад, при проведении первых альтернативных выборов. В этой связи напомню закон СССР о выборах народных депутатов, принятый в декабре 1988 года. Он требовал, чтобы создавались условия для неограниченного выдвижения кандидатов. Участники пленумов общественных организаций могли предлагать для обсуждения в качестве претендента на депутатский мандат любую кандидатуру, в том числе и свою. В одном из вариантов проекта закона предлагалось утвердить правило, по которому участникам форума общественной организации обязательно предоставляется информация о биографических данных кандидатов, об оценке их деловых и моральных качеств низовыми звеньями общественных организаций и так далее. А сейчас в избирательном законодательстве нет даже отдаленно схожих норм. И напрасно! Ведь установление в законе демократического порядка выдвижения избирательными объединениями кандидатов направлено на ограничение произвола со стороны партийной бюрократии и охрану прав рядовых членов партии.

- Российская политическая система пока весьма нестабильна. Об этом свидетельствует хотя бы то, что перед каждыми выборами появляются новые политические партии, которые довольно серьезно меняют расстановку сил. Стоит ли ожидать каких-либо перемен в этом отношении? Когда они могут произойти?

- Демократия - это очень сложный механизм управления страной, в котором переплетены интересы огромного количества участников. У нас же этим институтам 6 лет, и сделано за эти 6 лет очень многое. Для окончательного же формирования этой системы нужно, на мой взгляд, 2-3 полных цикла функционирования Государственной Думы. И то это будет рекордом по сравнению с другими странами. Можно вспоминать Францию, Англию, другие страны, которые прошли этот путь за 60, за 100 лет. Если нам удастся это пройти за 20-30 лет, то это будет еще показателем того, что Россия долго стоит, но потом начинает очень энергично двигаться и в итоге достигает тех высот, которых уже достигли другие страны.

Независисмая газета 16 октября 1999 г.




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта