Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Лозунг истинной демократии - не "Пусть это сделает правительство", а "Дайте нам сделать это самим". Дуайт Эйзенхауэр


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


19.04.2021, понедельник. Московское время 01:46

Обновлено: 16.03.2021  Версия для печати

Происхождение трудовой теории стоимости

Фирсов А.

Считается, что Трудовую Теорию Стоимости (ТТС) придумали несколько человек до Маркса (Уильям Петти, Адам Смит и Давид Рикардо), а Маркс ее «окончательно отлил в граните», сформулировав как саму теорию, так и ее следствия, в виде теории прибавочной стоимости, социализма и коммунизма в «Капитале».

Посмотрим внимательно на то, как эта теория формулировалась у классиков.


Предшественники Маркса

Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Оно есть законный преемник лучшего, что создало человечество в XIX веке в лице немецкой философии, английской политической экономии, французского социализма. (В.И.Ленин, «Три источника три составные части марксизма»)

Прежде всего надо сказать, что вся экономическая теория Маркса построена на логических рассуждениях самого Маркса и его предшественников. А для доказательства теории Маркс подобрал максимальное количество фактов из литературы.

Посмотрим внимательно на те логические рассуждения, с помощью которых предшественниками Маркса была сформулирована Трудовая Теория Стоимости.

Начнем по порядку.


Уильям Петти

«Хотите знать теорию - читайте первоисточники». Девиз преподавателей марксизма-ленинизма


По трудовой теории стоимости Уильям Петти высказывается всего в двух абзацах своей самой известной книги "Трактат о налогах и сборах", изданной в 1662г.

Формулирует он идею трудовой теории стоимости как утверждение о том, что цена любого предмета складывается из земли и труда.

Вот как он пишет об этом в главе 4 своей книги:

«18. Наши серебряные и золотые монеты имеют различные названия; таковы в Англии фунт, шиллинг, пенс, и каждая из них может быть выражена как сумма или часть какой-нибудь другой. Но по этому поводу мне хочется сказать вот что: оценку всех предметов следовало бы привести к двум естественным знаменателям – к земле и труду; т. е. нам следовало бы говорить: стоимость корабля или сюртука равна стоимости такого-то и такого-то количества земли, такого-то и такого-то количества труда, потому что ведь оба – и корабль, и сюртук – произведены землей и человеческим трудом. А раз это так, то нам очень желательно бы найти естественное уравнение между землей и трудом, чтобы быть в состоянии так же хорошо или даже лучше выражать стоимость при помощи одного из двух факторов, как и при помощи обоих, и чтобы быть в состоянии так же легко сводить один к другому, как пенсы к фунту».


Ту же мысль Уильям Петти продолжает в главе 10 своей книги:

«10. Здесь мы должны, исходя из нашего убеждения, что “труд есть отец и активный принцип Богатства, а земля его мать”…».

В детали того, как ценность (стоимость) товара связана с землей и трудом Уильям Петти не вникает. Он только выдвигает два предположения:

А) что такая связь есть,
и
Б) что хорошо было бы эту связь как-то сформулировать.


Для своего времени это была очень интересная идея, что все базируется не труде и земле. Отказаться от идеи о влиянии земли в ту земледельческую эпоху Уильям Петти не мог. Он понимал важность вклада земли в стоимость. Ведь, на небольшом клочке земли или цветочном горшке, сколько труда в него не вкладывай – большого урожая не соберешь.

Поэтому землю У.Петти рассматривает как необходимый элемент для формирования стоимости.


Индуктивная логика

Прежде чем переходить к логике Адама Смита и Давида Рикардо и их рассуждениям о трудовой теории стоимости, поговорим о том, что такое «индуктивная логика».


Дело в том, что индуктивная логика составляет львиную долю в рассуждениях Маркса и его предшественников.

Индуктивная логика — это раздел логики, в рамках которого изучаются рассуждения, используемые для получения индуктивных обобщений и объяснений.

Ранее я уже говорил, что индуктивная логика в применении к экономике может приводить к неверным выводам.


Например, если Вы видите, что невысокое дерево отбрасывает короткую тень, а высокое дерево – длинную тень, то Вы с помощью индуктивной логики можете выдвинуть теорию о том, что длина тени дерева является единственным измерителем высоты дерева, и что любые другие способы измерения высоты дерева являются ошибочными.

Если при этом вы еще вспомните пару таких фактов, как:

А) дерево нулевой высоты не имеет тени,
Б) если на одно короткое дерево поставить другое короткое дерево, то тень двух деревьев будет вдвое больше любого из коротких деревьев, то теорию можно будет считать вполне логически доказанной.

Или, например, если вы видите землю вокруг себя как плоскую, и в пределах видимого горизонта земля кажется Вам плоской, то, пользуясь индуктивной логикой Вы можете заявить, что Земля является плоской на бесконечное расстояние во все стороны.

Или, если вы видите вокруг себя лес, то можете сказать, что существует единственная необходимая высота деревьев. И все, что растет выше или ниже этой высоты должно очень скоро погибнуть.


И хотя такая логика не всегда приводит к правильным теориям, ею часто пользуются.
А разработанные на основе индуктивной логики экономические теории иногда даже называют «классическими».


А теперь перейдем к рассмотрению той логике, которой пользовался Адам Смит, и которая является образцом индуктивной логики.


Индуктивная логика Адама Смита

Поднятый Уильямом Петти вопрос Адам Смит исследует гораздо подробнее. Именно Адам Смит первым серьезно использует индуктивную логику в обосновании трудовой теории стоимости в своей самой известной книге «Исследование о природе и причинах богатства народов».


Разделение труда

Книга начинается с важного вопроса - вопроса о влиянии разделения труда.

Вот первое предложение книги:

«Величайший прогресс в развитии производительной силы труда… явились, по-видимому, следствием разделения труда».

К сожалению, и развитие производительной силы труда, и разделение труда, и изменение цен Адам Смит анализирует поверхностно.

В следующем абзаце Адам Смит пишет: «Для примера возьмем… производство булавок… сложный труд производства булавок разделен приблизительно на восемнадцать самостоятельных операций...Можно считать, что один рабочий вырабатывал более 4 тыс. булавок в день. Но если бы все они работали в одиночку и независимо друг от друга… то, несомненно, ни один из них не смог бы сделать двадцати, а, может быть, даже и одной булавки в день».

Как мы видим, появление разделения труда совершило революционный переворот: организованные и получившие соответствующие орудия труда работники стали тратить значительно меньше времени на производство. По расчетам Адама Смита - практически в 4 тысячи раз меньше времени.

К сожалению, вместо того, чтобы изучить вопрос с ценами на булавки, и, например, понять, почему повышение производительности в 4 000 раз не приводит к такому же снижению цены на булавки, Адам Смит обращает внимание только на то, что повышение производительности труда снижает цену на продукцию.

Далее Адам Смит:

А) рассуждает о роли машин,
Б) первых заменителях денег,
В) вводит термин «value», который современные переводчики переводят как «стоимость», а не как ценность.

При этом Адам Смит оговаривает важный момент, который последователями будет несколько искажен, что у этого термина (Value - англ. ценность) может быть два значения – как «полезность», и как «возможность приобретения других предметов»:

«Надо заметить, что слово «стоимость» имеет два различных значения: иногда оно обозначает полезность какого-нибудь предмета, а иногда возможность приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом»

Это начало книги. После этого Адам Смит с помощью индуктивной логики выводит трудовую теорию стоимости.

Эту фразу о двух значениях ценности/стоимости Давид Рикардо считает настолько важной, что именно с цитирования этой фразы он начинает свою книгу «Начала политической экономии и налогового обложения».


Постулаты индуктивной логики

Чтобы на основе индуктивной логики создать теорию, необходимо иметь несколько реперных точек, которые бы свидетельствовали о том, что в теория может быть правильной.

Вот те реперные точки, которые упоминают в своих трудах Адам Смит и Давид Рикардо, когда выстраивают Трудовую Теорию Стоимости.

«Нет ничего, полезнее воды, но на нее почти ничего нельзя купить..» (Aдам Смит)

«Человек … будет богат или беден в зависимости от того труда, которым он может распоряжаться или который он может купить…» (Aдам Смит)

«Действительная стоимость всякого предмета, т.е. то, что каждый предмет может действительно стоить тому, кто хочет приобрести его, есть труд и усилия, нужные для приобретения этого предмета» (Aдам Смит)

Как мы видим, таким образом предполагается прямая связь между богатством и трудом (предикаты индуктивной логики).

Важно отметить, что под усилиями, нужными для приобретения предмета, может пониматься не только труд того, кто уже приобрел предмет, но и потенциальный труд того, кто хотел бы приобрести предмет.

Читаем далее.

«Действительная стоимость всякого предмета для человека… состоит в труде и усилиях, от которых он может избавить себя и которые он может возложить на других людей... В самом деле, эти деньги или товары сберегают нам этот труд» (Адам Смит)


На этом предложении я бы остановился отдельно.

Во-первых, в этом предложении, я бы вместо термина «стоимость» (Value - англ.) использовал термин «ценность». Нельзя называть стоимостью труд, который экономится. Некоторые экономисты предлагают для таких «стоимостей» использовать термин «отрицательная стоимость», подразумевая под этим труд или время, которые вы экономите, приобретая тот или иной товар или услугу.

Во-вторых, на этом предложении надо остановиться, потому что это - очень важное положение Адама Смита. Оно позднее будет отвергнуто и Давидом Рикардо и Марксом, как неверное.
Рикардо не удосужит это предложение вниманием, а Маркс будет ругать его, но не как положение Адама Смита, а как идею Этьенна Бонно Кондильяка (Капитал, стр. 169-170) о возможности оценки стоимости товара экономией труда покупателя, а не трудом или затратами продавца.

Далее Адам Смит говорит, что ни труд, ни время не являются удобными измерителями, что:

«трудно установить отношение между двумя различными количествами труда. Время, затраченное на две различные работы не всегда само по себе определяет это взаимоотношение. В расчет должна быть принята также различная степень затраченных усилий и необходимого искусства».

Адам Смит далее пишет, что «не легко найти точное мерило» что «дело решает рыночная конкуренция».

Это очень важный момент. Адам Смит понимает, что если при рабовладении или феодализме труд был достаточно унифицированный, и результат труда одного раба или крепостного мало отличался от результатов труда другого раба или крепостного. Адам Смит видит, что появление разделения труда отбрасывает время как универсальный измеритель стоимости результатов труда. И что только рыночная конкуренция может теперь давать ориентиры по ценности товара.

Это пункт об учете усилий и искусства труда будет описан общими словами и у Маркса как некая мысленная процедура «сведения сложного труда к простому». Но Маркс в Капитале не сможет дать четкого описания этой процедуры, оставляя ее читателям как мнимую (мысленную) процедуру.


Довольно быстро Адам Смит заканчивает свои логические рассуждения следующим доводом:

«Во все времена и повсюду дорогим считалось то, что трудно достать или на приобретение чего требуется больше труда, и дешевым то, что легче достать или что требует затраты меньшего количества труда. Таким образом, один лишь труд, стоимость которого никогда не меняется, является единственным и действительным мерилом, при помощи которого во все времена и во всех местах можно было расценивать и сравнивать стоимость всех товаров» (Адам Смит).

В этом предложении собрано сразу несколько утверждений и постулатов:

Во-первых, повторяется идея о том, что чем больше труда требуется – тем ценнее товар.

Это утверждение очень общее, потому что то, о чем говорит Адам Смит - это время, выкинутое из жизни конкретного человека.

А время потраченное из жизни имеет разную ценность как объективно, так и субъективно. Причем, чем больше развивается разделение труда и растет производительность труда - тем больше диапазон различий.

Т.е. фактически, с появлением разделения труда время перестает быть универсальным измерителем затрат усилий, энергии, внимания как для производителя товар, так и для покупателя.


Во-вторых, делается заявление об исключительности труда, как единственной меры ценности.

О том, что трудовые теории стоимости могут базироваться не только на времени, я уже говорил в статье «Индуктивная логика и трудовая теория стоимости»

В-третьих, постулируется, что труд во все времена как стоит одинаково, так и создает одну и ту же стоимость.


Если первое заявление является аргументом для индуктивного вывода о правильности трудовой теории стоимости, то второе и третье являются голословными постулатами, которые не обязательно являются верными. О чем мы поговорим чуть ниже.

После этого Адам Смит на делает не совсем логичное заключение:

«Таким образом, очевидно, что труд является единственным всеобщим, равно как и единственным точным мерилом стоимости, или единственной мерой, посредством которой мы можем сравнивать между собою стоимости различных товаров во все времена и во всех местах» (Адам Смит).

Такой вывод является прямым применением индуктивной логики.

Он весьма поверхностный, т.к. не конкретизируется, какой труд (труд, затраченный производителем; труд который потенциально может быть затрачен производителем; некий средний труд производителя; труд, который будет сэкономлен покупателем при покупке и т.д.) нам надо использовать и как.

Перед нами пример индуктивной логики «похоже - значит, так оно, видимо, и есть».

С таким же успехом можно говорить, что длина тени дерева является единственным всеобщим, равно как и единственным точным мерилом высоты дерева.

Звучит красиво, но не совсем верно.


Пример с бобром и оленем

Для завершения рассуждений Адама Смита по выводу Трудовой Теории Стоимости приведем длинный пример про бобра и двух оленей.

Этот пример является такой хорошей иллюстрацией Трудовой Теории Стоимости, что его полностью цитирует Давид Рикардо на первой же странице своей известной книги «Начала политической экономии и налогового обложения».

«В обществе первобытном и малоразвитом, предшествовавшем накоплению капиталов и обращению земли в частную собственность, соотношение между количеством труда, необходимым для приобретения разных предметов, было, по-видимому, единственным основанием, которое могло служить руководством для обмена.
Так, например, если у охотничьего народа обычно приходится затрачивать вдвое больше труда для того, чтобы убить бобра, чем на то, чтобы убить оленя, один бобр будет, естественно, обмениваться на двух оленей или будет иметь стоимость двух оленей. Вполне естественно, что продукт, изготовляемый обычно в течение двух дней или двух часов труда, будет иметь вдвое большую стоимость, чем продукт, изготовляемый обычно в течение одного дня или одного часа труда
». (Адам Смит).

Для нас этот пример рассуждения важен не столько тем, что утверждает Трудовую Теорию Стоимости и пропорцию обмена, сколько тем, что, во-первых, оговаривает условия, при которых эта теория работает по мнению Адама Смита (первобытное, малоразвитое общество. предшествовавшее накоплению капитала), и, во-вторых, утверждает это как очевидную и прописную истину.

В следующем абзаце Адам Смит делает оговорку, которую обычно пропускают, но которая будет нам важна, поскольку оговаривает необходимость учитывать разницу между производительностью труда покупателя и производителя:

«Точно так же если какой-либо вид труда требует особенного искусства и ловкости, то уважение, с которым люди относятся к таким способностям, придает их продукту большую стоимость, чем это соответствовало бы времени, затраченному на него. Такие способности и таланты редко могут быть приобретены при отсутствии продолжительного предварительного упражнения, и высшая стоимость их продукта часто является лишь вполне разумным возмещением того времени и труда, которое надо было затратить на приобретение их». (Адам Смит).


Здесь мы видим три важных момента:

1. Сравнивается время, которое необходимо затратить, как основание для сравнения стоимостей (ценностей).

2. Допускается, что сравнивается время не искусного производителя, а абстрактного/обычного производителя.

3. Допускается, что особое искусство и ловкость фактического производителя требует дополнительного вознаграждения от покупателя.

Похожей логикой с детальным цитированием Адама Смита пользуется и Давид Рикардо.


Индуктивная логика Давида Рикардо

Если мы откроем основной труд Давида Рикардо «Начала политической экономии и налогового обложения», то на первой же странице книги в первом же абзаце мы увидим цитирование рассуждения Адама Смита о связи между трудом и стоимостью, которое Давид Рикардо поясняет своими примерами:

«Вода и воздух чрезвычайно полезны, они необходимы для существования, однако при обычных условиях за их нельзя ничего получить в обмен. Напротив, золото, хотя полезность его в сравнении с воздухом или водой очень мала, обменивается на большое количество других благ» (Давид Рикардо).

Дальше на второй странице своей книги Давид Рикардо делает вывод:

«Товары, обладающие полезностью, черпают свою меновую стоимость, из двух источников: своей редкости и количества труда, требующегося для их производства». (Давид Рикардо).

Здесь мы видим поверхностное заявление, не конкретизирующее, чей труд (продавца или покупателя, потенциально вкладываемый или потенциально экономящийся) надо рассматривать.

После этого, на той же странице Давидом Рикардо цитируется рассуждение Адама Смита про бобра и оленей.

Следом Давид Рикардо приводит «кумулятивный» довод, который в варианте «стоимость костюма всегда дороже стоимости сукна, из которого сделан костюм» будет использован Марксом для своего логического выведения Трудовой Теории Стоимости:

«Если меновая стоимость товаров определяется количеством труда, воплощенного в них, то всякое возрастание этого количества должно увеличивать стоимость того товара, на который затрачивается труд, а всякое уменьшение – понижать ее». (Давид Рикардо).

Т.е. трудовая теория стоимости методом индукции постулируется Давидом Рикардо на одной-двух страницах, половину из которых составляют цитаты из Адама Смита.

Правильно классики выводят теорию или нет? Является их логика безупречной или нет?

Посмотрим внимательно.


Нестыковки в логике «классиков»

Эти несложные рассуждения о связи между трудом (обычно используют абстрактный потенциально необходимый) и меновыми пропорциями для большинства последователей марксизма являются неоспоримыми и логичными, полностью доказывающими трудовую теорию стоимости. Так Маркс уже на первых двух страницах Капитала начинает оперировать терминами потребительная и меновая стоимость, как само собой разумеющимися. А на шестой странице Капитала уже использует категорию «общественно-необходимое время».

Но в этих, казалось бы безупречных, рассуждениях Адама Смита и Давида Рикардо, заложены и все те ошибки, которые потом появляются в марксизме и не позволяют марксизму стать частью мировой экономической теории.

Разберем их подробно.


Бобры и олени как отражение ошибки

Возьмет классический пример с бобром и оленями, в котором охотник за бобром тратит на бобра вдвое больше времени, чем тратит охотник за оленем на добычу оленя. И Адам Смит, и Давид Рикардо, и Карл Маркс как само собой разумеющееся (очевидное) полагают, что бобер должен в этом случае обмениваться на двух оленей.


Очевидное не всегда правильное.

Конечно, мы понимаем, что результаты добычи на охоте – это очень плохо предсказуемый элемент, и трудно поверить, что на добычу маленького бобра требуется вдвое больше времени, чем на добычу большого оленя, и что маленький бобер будет стоить столько же, сколько два больших оленя.

Но мы эти практические детали рассматривать не будем. Нас интересуют экономические отношения.

Попробую показать, что это рассуждение про бобра и оленей не просто обманчиво, но совершенно ошибочно. И что в нем нагорожено огромное количество экономических ошибок, которые потом вылезут боком и построенному на этом рассуждении марксизму.


За сколько будет продаваться бобер и за сколько будет продаваться олень?

Прежде чем перескакивать к пропорции обмена бобров и оленей, подумаем над вопросом – какие мы рассматриваем отношения – до разделения труда или после?

Это очень важный вопрос. Потому что если мы рассматриваем отношения до разделения труда, то мы свои выводы не сможем применить к отношениям, возникающим после разделения труда.

А если мы рассматриваем отношения, возникшие после разделения труда, то нам надо будет сделать ряд допущений, которые ни Адам Смит ни Давид Рикардо, ни Маркс не делают.


Отношения до разделения труда

Предположим, что мы рассматриваем отношения, возникшие до разделения труда, когда производительность всех людей одинакова. Когда любой человек может пойти на охоту, и для него добыча оленя будет занимать какое-то определенное время, скажем, пять дней, а добыча бобра – вдвое больше, т.е. десять дней (цифры нужны только для соотношений, можно взять и другие цифры, главное - соотношение).

И этот человек будет ценить бобра вдвое дороже, по той простой причине, что за десять дня он добывает двух оленей и только одного бобра.

Время – это некоторый слепок с необходимых усилий, но мы не будем останавливаться на том, насколько точно затраты времени соответствуют затрате усилий.

Мы получаем некоторое соотношение, которое показывает, что охотнику для добычи одного бобра надо вдове больше затрат (времени, шагов, наклонов, мышечных усилий, мозговых усилий, сосредоточения, стрел, приманки, веревок, ныряний, разведений костра и т.д.).

Пусть эти затраты сводятся напрямую к времени: олень - 5 дней, бобер - 10.

Для пересчета сделаем только еще одно допущение, что есть еще один небольшой охотничий трофей – белка, на добычу которого требуется один день.

Если мы вслед за А.Смитом и Д.Рикардо допустили, что охота на бобра и оленя однообразна и стандартна, то нам ничто не мешает допустить то же самое и для белок.

Все просто и понятно.

Десять дней вдвое больше пяти дней. Труд десяти дней вдвое дороже труда пяти дней. Десять белок (один бобер) вдвое больше, чем пять белок (один олень).

Простое рассуждение.

И это рассуждение и используется потом «классиками» для создания трудовой теории стоимости, и на ее основе рассуждений о социализме и коммунизме.
Особенность этого рассуждения в том, что оно хорошо только для натурального хозяйства, соответственно, и сделанные на его основе выводы, подходят только для натурального хозяйства.

Поясню это.


Как появляется разделения труда

Как Адам Смит и Давид Рикардо поясняют появление разделения труда? Тем, что кто-то начал делать свое дело быстрее или лучше других и решил специализироваться на этом.
Адам Смит:

«В охотничьем или пастушеском племени один человек выделывает, например, луки и стрелы с большей быстротой и ловкостью, чем кто-либо другой. Он часто выменивает их у своих соплеменников на скот или дичь; в конце концов он видит, что может таким путем получать больше скота и дичи, нежели охотой. Соображаясь со своей выгодой, он делает изготовление луков и стрел своим главным занятием и становится таким образом своего рода оружейником. Другой выделяется своим умением…» (Адам Смит).

Давид Рикардо на 2-ой странице своей книги цитирует А.Смита и соглашается с постулатом о времени:

«На ранних ступенях общественного развития меновая стоимости этих товаров, или правило, определяющее, какое количество одного товара должно обмениваться на другой, зависела почти исключительно от сравнительного количества труда, затраченного на каждый из них». (Давид Рикардо).

Правда, на третьей странице своей книги Д. Рикардо уже обвиняет А.Смита, что тот не всегда «твердо придерживается принципа» «в силу которого стоимость предметов увеличивается или уменьшается в зависимости от увеличения или уменьшения затраченного на них труда». (Давид Рикардо).


Попробуем предположить, что в нашем охотничьем племени или ряде племен начался процесс разделения труда, и что охота на бобров и охота на оленей обособились и что охотиться на бобров и оленей стали отдельные охотники. Каждый со своими навыками.


Что меняется с появлением разделения труда

Чтобы не рассуждать общими фразами, как Адам Смит и Давид Рикардо, предположим, что наступил определенный момент в разделении труда, когда охотнику на бобра (в среднем охотникам на бобров) нужен только один день, чтобы добыть бобра, а охотнику на оленя (в среднем охотникам на оленей) нужен тоже только один день, чтобы добыть оленя.


У нас же нет обязательного допущения, что у каждого специализирующегося охотника производительность труда обязательно возрастает в определенное количество раз? Что если производительность труда в производстве булавок выросла в 4000 раз, то ровно во столько же раз вырастет и производительность подков или удои у коров.

И мы не будем как Маркс рассматривать некий усредненный уровень развития общества, в соответствии с которым у всех производств производительность труда одинакова.


Но, главное, мы помним, что у неспециализированного члена племени дополнительных навыков, орудий труда или охотничьих ловушек не появилось. Время добычи белки не изменилось – один день, время добычи оленя – пять дней, а время добычи бобра – 10 дней.


Сколько белок за бобра?

А теперь начинаем считать не поверхностно, как Адам Смт и Давид Рикардо, а следом и Карл Маркс, а внимательно.

Представим, что охотник на бобра пришел в село или общину менять бобра на что-то другое, скажем, на белок.

Сколько белок он получит за бобра?

В общем случае – получит десять белок. Потому что в общине нет интернета, и община не выписывает «Коммерсант» и «The Daily Telegraph», в которых подробно расписывается сколько тратит времени и сил охотник на бобра чтобы добыть бобра.

Потому что тот же Адам Смит пишет: «…если какой-либо вид труда требует особенного искусства и ловкости, то уважение, с которым люди относятся к таким способностям, придает их продукту большую стоимость, чем это соответствовало бы времени, затраченному на него». (Адам Смит)


Если охотники на бобров будут нуждаться в белках очень сильно, то цена бобра может упасть до некоторой средней величины, и тогда за бобра охотники на бобров будут просить только 5 белок.

Потому что и в этом случае они окажутся в выгоде. Как в выгоде окажутся и жители села.


Сколько белок за оленя?

Теперь предположим, что охотник на оленей пришел в общину менять оленя на белок.

Сколько он получит за своего оленя, при нашем допущении, что простому члену общины надо 1 день на добычу белки и 5 дней на добычу оленя?

Скорее всего, он получит пять белок. Четыре белки из пяти будут ему вознаграждением за его особое умение, которого нет ни у одного другого члена общины.

Если охотники на оленей будут сильно нуждаться в белках, они могут опустить рыночные цены и просить за оленя только 2 или 3 белки, но не пять. Скажем, 2,5 белки. В этом случае дополнительные белки (свыше одной) будут вознаграждением охотнику за его особое умение, которого нет у обычного общинника.


Как между собой будут меняться охотники на бобров и охотники на оленя?

Охотники будут, скорее всего, ориентироваться на стоимость бобров и оленей в белках

Если стоимость бобра – 10 белок, а оленя – 5 белок, то менять будут одного бобра на двух оленей.

Если стоимость бобра – 5 белок, а оленя – 2,5 белки, то менять будут одного бобра на двух оленей.


Какие ошибки можно заметить у А.Смита и Д.Рикардо на примере с бобрами и оленями?

Мы видим, что поверхностный анализ, сделанный Адамом Смитом и Давидом Рикардо в начале их трудов, приводит их к ряду неверных (поверхностных) выводов, на которых потом они строят свои теории.

Вот только некоторые ошибочные заключения А.Смита и Д.Рикардо:

1) Время, которое могло бы потребоваться для производства товара покупателем, не принимается в расчет. Но оно всегда в той или иной мере влияет на формирование цен.

2) Обмен товарами в теориях А.Смита и Д.Рикардо происходит по времени, фактически затраченному производителем (продавцом), а не по времени, которое требуется рядовому производителю (покупателю).

Как уже говорилось выше, основная пропорция между ценами товаров – это пропорция временных затрат покупателя. А время, затраченное производителем – это один из факторов, участвующих в формировании цены товара (минимальная цена, ниже которой производитель не будет продавать товар).

3) Обмен товарами является сделкой с нулевой выгодой, а не взаимовыгодной сделкой.

Это – одно из главных заблуждений всех марксизма – отбрасывание как интереса покупателя и его экономии или его выгоды от покупки, так и отбрасывание интереса продавца и его выгоды от того, что он может производить с более высокой производительностью, чем покупатель.

4) Обмен товарами происходит на таких условиях, как будто все покупатели имеют полное представление о том, сколько затрат произвел продавец/производитель.

Для того, чтобы покупатель приобрел товар по затратам производителя – необходим ряд исключительных (утопических) условий, которые в реальной жизни не выполняются – полная информация у покупателя как о фактических затратах производителя, так и о состоянии экономики для оценки того, какими могут быть затраты производителя в настоящий момент и каковы средние мировые затраты на данный товар.

5) Обмен товарами происходит на таких условиях, как будто все покупатели имеют возможности и желание опустить цену до минимального значения. Необходимо значительное (бесконечное) превышение предложения над спросом и отсутствие у всех или большинства продавцов желания продавать товар выше себестоимости.

6) Обмен товарами происходит при предположении, что разницей в производительности труда продавца и покупателя можно пренебречь.

Меновые пропорции в обмене товаров будут соответствовать пропорциям между затратами производителей только при выполнении ряда условий:

- Или разделение труда пренебрежимо - не влияет на производительность труда. Тогда время, необходимое для производства товара продавцом и покупателем одинаково (просто потому что у них одинаковая производительность труда).

- Или разделение труда так влияет на производительность труда, что пропорция между временем, необходимым для производства товаров продавцами, полностью соответствует пропорциям времени, необходимым для производства товара покупателями. В этом случае обмен товарами будет производиться в однозначной пропорции (имеющимся пропорциям времени на производство), но цена товара не обязательно будет соответствовать времени производства товара производителем.


Заключение:
1. А.Смит и Д. Рикардо анализируют отношения, возникающие до разделения труда, анализируют их в процессе зарождения разделения труда, но распространяют свои выводы на отношения, возникающие после разделения труда.

2. То, что считается «английской классической политэкономией», на самом деле является набором заблуждений, настолько сильных, что любая построенная на этом основании теория будет утопией.

3. А.Смит и Д.Рикардо результате неверных постулатов своей теории создали искаженную экономическую теорию (Трудовую Теорию Стоимости), ведущую к неверным выводам.


Александр Фирсов
16.03.2021

Статья опубликована в Живом Журнале


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Democracy.ru: Фирсов А., Индуктивная логика и трудовая теория стоимости

 Democracy.ru: Фирсов А, Что Маркс не понял в законе спроса и предложения

 Democracy.ru: Фирсов А., Труд и марксизм

 Democracy.ru: Фирсов А., Корректируем Трудовую Теорию Стоимости или «Притча о столяре и кузнеце»

 Democracy.ru: Фирсов А., Человеческий капитал

 Democracy.ru: Фирсов А., Карл Маркс. Сведение квалифицированного труда к неквалифицированному

 Democracy.ru: Фирсов А., Что Маркс не понял в смене экономических формаций

 Democracy.ru: Фирсов А., Мираж коммунизма

 Democracy.ru: Фирсов А., Эксгумация пролетариата




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 24.03.2021

 22.03.2021

 20.02.2021

 04.02.2021

 29.11.2020

 28.11.2020

 01.07.2020

 24.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 21.06.2020

 14.05.2020

 05.05.2020

 03.04.2020

 21.03.2020

 01.03.2020

 01.02.2020

 19.01.2020

 06.01.2020


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта