Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Фашизм в своей начальной стадии обречён на успех, потому что он возбуждает в человеке скотские чувства, а человек — это животное. Но в конечном итоге фашизм обречен на провал, потому что человек — животное разумное. Лион Фейхтвангер (1884-1958), немецкий писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


26.09.2020, суббота. Московское время 02:55

Обновлено: 21.11.2007  Версия для печати

Опора на болото

Черняховский С.

Первоначально, заявив о своем согласии возглавить на выборах список "Единой России", Владимир Путин больше практически не обращался к этой теме и не оглашал в той или иной форме какие-либо призывы к избирателям о ее поддержке.

Рейтинг "ЕР" тогда подрос, хотя и не на порядок, уже за счет одного эффекта присутствия его имени.

Однако к середине ноября оказалось, что разрекламированная "партия власти", паразитировавшая некоторое время на популярности президента, начала терять поддержку избирателей, хотя тоже не на порядок, но вполне ощутимо. Ситуация стала приближаться к исходной – то есть президентский эффект начал сходить на нет.

И Путину вновь пришлось уже дважды за последние полторы недели подтягивать "ЕР" до своего уровня: в Красноярске и в последние дни в собственной резиденции.

И там и там Путин высказал в общем-то здравую мысль, связанную с тем, что главной его заботой является сохранение в политике той устойчивой структуры, которая, с одной стороны, не даст политической элите страны свернуть с выработанного курса, а с другой – действительно может стать его политической опорой в задуманном страховочном воздействии на оставляемую им в нынешнем виде политическую систему.

Формально все здраво: если считать, что все последние годы "ЕР" действительно была опорой президентской политики в парламенте (если вообще слово "парламент" применимо к собранию-по-команде-голосующих), то эту опору на предстоящих выборах нужно поддержать и укрепить.

Хотя, честно говоря, от статуса "верная президентская опора" явно отдает чем-то тревожно звучащим, то ли из земной истории – "Стражи исламской революции", "Псы государевы", "Опричнина", то ли из классических антиутопийных фантастических произведений – "Боевая Гвардия тяжелыми шагами идет сметая крепости с огнем в очах...", "Голубые Драконы" и прочее...

Если, конечно, отвлечься от того, что все эти "опоры" и "гвардии" как раз всегда и подводили в решающий момент: именно опричники Ивана Грозного пропустили татар к Москве, именно янычары регулярно свергали турецких султанов, именно русская императорская гвардия служила основой всех дворцовых переворотов в Петербурге. Даже в феврале 1917 года не кто-нибудь, а императорская лейб-гвардия первой с оружием в руках выступила против монархии.

Строго говоря, в политике дано известно, что опираться можно лишь на то, что оказывает сопротивление. Когда-то Наполеон сказал, что со штыками можно делать что угодно, но сидеть на них нельзя. Так и с помощью политических холопов (а именно собранием таковых является "ЕР") можно делать что угодно – грамотно управлять, затаптывать противника, проводить свою волю, но на них нельзя опираться.

При всей формальной разумности, тезис Путина о том, что раз "Единая Россия" была его надежной опорой, пока он был президентом, то она может стать его же опорой, когда он перестанет им быть, и опираясь на нее он сможет воздействовать на политические процессы в обществе, противоречив. И, что важнее, не точен сразу по нескольким причинам.

Во-первых, и прежде всего, потому, что опорой Путина "Единая Россия" никогда не была. Она была его достаточно надежным приводным ремнем, инструментом политического действия – причем не самым главным.

В чем разница между опорой и ремнем, передаточным механизмом?

В том, что опора – это нечто относительно самостоятельное, обладающее некой самостью (в данном случае – политической) и некой силой помимо твоей силы. Опереться (и в жизни, и в политике) – это значит получить некую поддержку в момент, когда твои силы сократились, или когда тебе понадобилась прибавка этих сил.

Перила отличаются от плети тем, что если человек устал, он может перенести часть своего веса на них, чтобы передохнуть и собраться с силами, а плеть может помогать своему хозяину лишь постольку и тогда, когда у него достаточно сил, чтобы бить кого-либо этой плетью.

"Единая Россия" никогда не была чем-либо, имеющим свою силу и делящимся этой силой с Путиным. Она никогда не была чем-то имеющим свою волю и свои цели, совпадающие с целями Путина. Ее цель всегда была в том, чтобы иметь хозяина, обладающего поддерживающей ее силой, а в идеале – самой стать хозяином, если на это удастся собрать силы у тех или иных субъектов, обладающих такой силой помимо нее.

Нельзя сказать даже, что она поддерживала Путина – она исполняла его волю, скрепленная в значительной степени этой же волей и существующая за счет его воли и его популярности. Собственно, у нее с Путиным разные цели. Если его цель – использовать власть для усиления России (вне зависимости от того, соглашаемся мы или нет с его пониманием такого усиления), то ее цель – самой быть при власти, а в идеале – самой стать властью, и использовать эту власть для собственного усиления.

Во-вторых, она могла быть хотя бы таким передаточным механизмом, то есть служить Путину (а она плохо, малоэффективно и тупо, но служила ему) только потому, что Путин имел власть и силу и направлял эту власть и силу данной квазипартии.

То есть, все это время, не "ЕР" передавала Путину силу, а Путин отдавал эту силу "ЕР". Не он опирался на нее, а она прислонялась к нему и подобострастно бросалась исполнять его поручения, часто оказывая ему свои медвежьи (в обоих смыслах) услуги. Состоя в значительной степени из людей, чья профессиональная специальность – "осваивать бюджет", "Единая Россия" "осваивала" путинский рейтинг.

И то, что произошло с ее рейтингом в октябре, как раз и есть отражение этого положения вещей.

Его концентрированное выражение: Путин заявил, что возглавит список "ЕР" – и рейтинг "ЕР" возрос, поскольку Путин передал ей некий объем своей политической силы. Но прирастить эту политическую силу, умножить этот политический капитал "ЕР" не могла в принципе, потому что умножение капитала (если это не свой личный капитал) – это вообще не по ее части.

И "Единая Россия" занялась тем, что ей было привычно: начала этот капитал тратить. Единственное, что она сделала в плане предвыборной борьбы – это твердила нечто невразумительное про "План Путина" (если бы она хоть раз, хоть где-нибудь рассказала, в чем, собственно, этот план заключается!) и уверяла, что теперь именно она и есть сам Путин и голосование за нее 2 декабря означает выражение доверия Путину (почему, собственно?).

А то ведь даже к середине ноября, то есть когда "ЕР" уже минимум полтора месяца твердила про "План Путина", только 9 % граждан полагали, что многое о нем знают, а 41 % "что-то слышали".

И даже среди сторонников самой "ЕР" что-либо о нем знали 11 % и 45 % "что-то слышали" – то есть "ЕР" не только показала полную неспособность пропагандировать в обществе то, в верности чему она присягает, но не способна и собственным сторонникам объяснить, что именно она поддерживает. Какая уж тут опора.

Кстати, уже в этом тезисе виден ее откровенный паразитизм: она открыто тем самым заявляет, что единственный смысл голосования за нее – это поддержка Путина. То есть "ЕР" соглашается, что больше за нее незачем голосовать и, тем самым, утверждает, что никто более в ее списке доверия избирателей не заслуживает. Что, в общем-то, не совсем правда, но к правде близко.

"Единая Россия" возникла по воле Кремля, получила в 2003 году конституционное большинство в Думе за счет усилий Кремля, существовала за счет Кремля (то есть, в этом смысле – за счет Путина) и без этой постоянной подпитки она существовать вообще не может.

Отсюда вытекает третья составная часть ошибочности тезиса о том, что "ЕР" может быть опорой Путина в будущем. Это неверно, в первую очередь, потому, что, как мы видели, она не была его опорой и раньше. Она была инструментом. И с чего вдруг будучи инструментом при Путине – президенте она превратиться в опору при Путине – непрезиденте?

А, во вторую очередь, это неверно потому, что и инструментом, как мы также видели, она была постольку, поскольку Путин отдавал ей часть своей политической силы. Путин, переставая быть президентом, части этой силы лишается. То есть для него опереться на "ЕР" – значит компенсировать полностью или частично эту потерю. Но "ЕР" ничего компенсировать не может, потому что политическую силу она не производит, а потребляет. И носясь с именем Путина она сама рассчитывает получать политическую энергию, в частности, за счет оказываемого Путину народного доверия.

То есть, в лучшем случае, не Путин, сократив несколько свою политическую силу, обопрется на "ЕР", а как раз "ЕР" будет опираться на и так сокращающего свою политическую силу Путина. То есть она и дальше намерена тратить, а, следовательно, и сокращать его политические ресурсы. А это сокращение начнется, как только Путин во главе ее списка наберет голосов меньше, чем имел в 2004 году.

Это, по сути, будет негласно пронесшимся над политическими джунглями воплем: "Акелла промахнулся!" Этот вопль может быть громче или тише, его может услышать большее или меньшее количество представителей элиты, но так или иначе он прозвучит.

Отчасти это ясно и самому Путину – не даром он признался, что понимает риски, вытекающие для него из решения возглавить список "ЕР". Но он-то сознательно идет на риск, исходя из надежды в будущем опереться на "ЕР" – то есть получить от нее некую поддержку, некий возврат ее политического долга ему.

Но проблема в том, что отдавать ей, во-первых, нечего, а, во-вторых, как только "ЕР" поймет, что теперь она должна не получать что-либо от Путина, а сама ему нечто отдавать, и он будет на нее опираться – она начнет искать способ отречься от своих долгов.

Пока Путин был концентрацией власти, он был ей нужен, поскольку эта корпорация без власти существовать не может. Как только он перестанет быть властью, она не только не захочет, но и не сможет ничего для него сделать.

Сохраниться сама она сможет лишь постольку, поскольку (и если) найдет в новой власти начало, которое согласиться накачивать ее своей политической силой.

Если же она и не предаст Путина в относительно близкие сроки, то сможет лишь проживать остатки его политической силы и энергии, как, в частности, проживала их в октябре, вынудив его на последние вступления, то есть признавшись, что переданный ей политический привесок в виде его простого присутствия в списке она уже растратила и обратившись за политическим рефинансированием.

При таком раскладе она будет раз за разом обращаться к нему за политической подпиткой, постоянно растрачивая его политический капитал.
В целом, решая задачу выполнения определенных страховочных функций в политической системе, Путин вполне здраво искал будущую политическую опору. Но проблема в том, что такой опорой могло бы быть лишь политическое начало, способное само обладать и так или иначе увеличивать политическую силу.

Можно его понять, когда он говорил, что лучше "ЕР" все равно ничего нет – но нет как раз потому, что опираясь на его поддержку "ЕР" все время вытаптывала то пространство, на котором что-либо лучшее могло бы вырасти.

Собственно, "ЕР" не только была слеплена "из того что было" Кремлем, но она и на составные части не разваливалась постольку, поскольку все это вместе Кремль удерживал обручем своей воли и своих усилий. Понятно, что никакой не то что политической идеологии, но и общей политической идеи у "ЕР" нет. Если и идет какой-то разговор о том, что эта партия исповедует консерватизм, то лишь постольку, поскольку ее лидер писал кандидатскую диссертацию по этой теме. В нынешнем виде, она, как известно, есть всего лишь собрание от сегодняшних антисемитов до вчерашних анархистов, объединенных вполне рваческими и прагматическими лично-политическими целями.

Как только власть перестанет тратить силы на то, чтобы не давать этому конгломерату перегрызться, он развалится.

"ЕР" может существовать, пока она нужна власти, но она не может служить укреплению власти. Не может быть источником власти. Не может компенсировать отсутствие формальных атрибутов власти.

И потому даже в этом, может быть, и не самом главном отношении, опора не нее невозможна. Любая попытка опереться на нее будет проваливаться в расходящуюся политическую трясину.

Нельзя опираться на болото.


Сергей Черняховский
20.11.2007

Статья опубликована на сайте Новая Политика
Постоянный URL статьи http://www.novopol.ru/material30869.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Жордан И., Вознесение Путина

 Демократия.Ру: Быков Д., Теология позднего путинизма. Путин как главная российская святыня, или Культ субстанции

 Демократия.Ру: Черняховский С., Властвующая оппозиция

 Демократия.Ру: Черняховский С., Почему в России умирают партии. Часть первая

 Демократия.Ру: Черняховский С., Почему в России умирают партии. Часть вторая

 Демократия.Ру: Вощанов П., Гламур-политик. ЗАО «Власть» готовится к перевыборам своего руководства




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.07.2020

 24.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 21.06.2020

 14.05.2020

 05.05.2020

 03.04.2020

 21.03.2020

 01.03.2020

 01.02.2020

 19.01.2020

 06.01.2020

 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 27.10.2019

 11.09.2019

 11.09.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта